BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Obvious
Автор: Госпожа Фейспалм
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэтт Беллами/Доминик Ховард
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Он смотрит на меня так, словно его вчера хорошенько...

Он смотрит на меня так, словно его вчера хорошенько отодрали, поставив на колени. Облизывает свои гладкие идеальные губы, разглядывает мой болтливый рот, который я не могу закрыть, даже когда отчаянно пытаюсь. Но нужно ли мне делать это, когда я замечаю, как он запрокидывает чуть голову, откровенно лапая меня одним только взглядом? Доминик не забывает иногда кивать, растягивая губы в улыбке, и одно только слово, где есть корень «тянуть» бросает меня в жар.

Я вспоминаю то, как он хватал себя за задницу, раздвигая ягодицы для меня, при этом умудряясь оглядываться назад, чтобы убедиться, что я смотрю на него. Наблюдал за маленьким шоу для меня самого, разглядывал его восхитительное тело, не забывая при этом опустить руки ему на бедра, сжимая пальцы так, чтобы он понял, что одним только лицезрением дело не ограничится. Его кожа была горячая и липкая от пота, словно до этого он отыграл не один час на концерте, усиленно вырабатывая адреналин.

И теперь он смотрит на меня, кивая после слова «горячо», а я начинаю хохотать, намеренно не глядя в его сторону; этот момент наверняка вырежут, чтобы не компрометировать нас еще больше. Всем своим видом он выражает довольство тем, что я делаю с ним по вечерам, ночам, а иногда даже днем или ранним утром, когда все остальные еще спят. Всем абсолютно плевать, куда я направляюсь в четыре утра, потому что парни легли час назад, приехав в отель, заняв половину комнат из всех имеющихся в здании. А он ждал меня, не закрыв даже дверь, и готовился тщательно, скучая по мне так очевидно, желая получить все и сразу прямо с порога.

Я говорю о том, что мы прекрасно провели время, делая акцент на двух словах, чтобы он почувствовал, что речь идет далеко не о том, как мы отрывались на премии, концертах или где-то еще, о чем я мог бы рассказать менее страстно, нежели о прошедшей ночи. О том, как громко Доминик стонал и кусал меня больно в ключицы, не оставляя при этом следов (многолетняя практика, черт возьми), и вообще вел себя как дикая кошка, выпущенная из клетки на краткий срок.

Доминик хмурится, усиленно пытается сделать вид, что слушает то, что я говорю; меня несет, и я больше не пытаюсь заткнуться, потому что поток бесполезной информации заглушает все те мысли, которые крутятся в голове. В черепной коробке бьется изощренное воспоминание о его горячей коже, сдавленных стонах и изящной спине, которую он гнул, не жалея себя, подмахивая моим толчкам. Перед этим я долго и жадно трахал его языком, не забывая проталкивать пальцы как можно глубже, добавлял третий и четвертый, разводил их и растягивал так, чтобы он без каких-либо проблем принял меня, после седлая еще пару раз за ночь.

Он смеется – кажется, я сказал что-то действительное веселое, – а я рассматриваю лицо человека, берущего у нас интервью, и горю внутри, анализируя то, что происходит со мной. Мне снова нестерпимо хочется загнуть Дома где-нибудь, стащив узкие джинсы, протолкнуть в него пару смазанных пальцев и трахнуть ими же, пока он не начнет сжиматься судорожно, кончая на пол, кусая губы и стеная себе в согнутый локоть. Как он делал и вчера, пока я засаживал ему быстро и грубо, навалившись всем телом, целовал в мокрую шею, хватая больно пальцами то за талию, то за бедра, на которых уже наверняка расцвели темные синяки. Он прячет их под тканью джинсов, надевая шорты только тогда, когда мои отпечатки пальцев исчезают окончательно.

Наконец, и Дому дают слово, и я отключаюсь от разговора, замечая, что камера снимает только его. Теперь у меня есть возможность отомстить, разглядывая его воодушевленное лицо, губы, плавно выговаривающие ничего не значащие стандартные слова, глаза, то и дело бегающие из стороны в сторону. Он редко позволяет смотреть себе в глаза, пока я трахаю его, хоть более самовлюбленного человека, чем он, сложно найти. Доминик отворачивает всегда голову, захлебываясь стонами, кусает губы, шипит несдержанно, обнажая свои белоснежные и красивые зубы, и сложно сдержаться, чтобы не припасть к его рту грубым поцелуем, не прекращая двигаться ни на секунду.

Вчера он просил, умолял и обещал быть таким, каким захочу только я. Он хотел меня так сильно, что стал бы ползать на коленях, если бы я приказал, но мне это было не нужно – я и сам изнемогал от неадекватного желания, которое после держало его в болезненном захвате, утыкая носом в подушку, пока я растягивал Доминика пальцами, наблюдая за этим зрелищем так, словно видел подобное впервые. Его горячая и тугая дырка сжималась вокруг меня, не желая выпускать мои пальцы, и я двигал ими то быстро, то медленно, не прекращая все же движений ни на секунду. Я хотел быть уверенным, что ему не будет больно, но одновременно с этим действовал грубо и нетерпеливо, сознанием управляли одни только инстинкты.

Интервью заканчивается, и мой настрой столь весел, что я начинаю хохотать, желая удачи всем, кого вижу. Дом следует за мной по пятам, и мне остается только делать вид, что я не чувствую его взгляда чуть пониже лопаток, прожигающего во мне воображаемую дыру. Невыспавшийся Крис не замечает ничего вокруг, и даже если я ухвачу Ховарда за задницу, утаскивая его куда-нибудь в туалет, он и не заметит, двигаясь на автопилоте за Кирком, который с умным видом бредет к выходу из здания.

Впереди нас ждет веселая поездка домой, и предусмотрительные сверх меры парни садятся в другую машину, оставляя нас с Домом наедине, даже не подозревая, насколько большую услугу они делают нам двоим.

@темы: ER (Established Relationship), NC-17, OOC, POV, PWP, Госпожа Фейспалм, Слэш (яой)