22:31 

Констатация фактов

BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Констатация фактов
Автор: Матвей Фрай
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэттью Беллами / Доминик Ховард
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Романтика
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Ховард далеко не бесчувственный! Просто эта черта дремала глубоко внутри... Но Мэтт доберется до нее своими музыкальными лапками :)

Все нити оборваны, все существующее отправилось в одну огромную дыру.
Я сломал связь между собой и внешним миром, вырвал свою карту памяти из огромного компьютера.
Теперь не чувствую даже обыкновенного холода или тепла, чувствую безразличные лучи солнца, пробивающиеся в окно, вырывающий меня из вязкой трясины воспаленных снов.
Погода очень кстати, я не вынес бы дождя. Задернул бы шторы.

Моя история банальна, а моментами восхитительно-нереальная.

Вот мне шестнадцать лет, я стою на одном из многочисленных тинмутских мостов и гляжу в черную ночную даль.
Холодный октябрьский ветер забирается под свободный свитер, по спине бегут мурашки.
- Это безумно красиво, - говорит мне Мэтт, опираясь на кованый поручень небольшого моста над спокойной рекой.
Знакомьтесь – Мэттью Джеймс Беллами. Мой лучший друг и компаньон во всех безумных вылазках на трезвую и не очень голову.
Ему всего пятнадцать, а я немногим старше. Гормоны в крови – наша лучшая отговорка, для нас сейчас нет ничего невозможного.
С Мэттом я познакомился три года назад. Ничего сверхинтересного, просто пересеклись на концерте местной рок-группы. Разговорились, оказалось, что у нас с ним частично схожие интересы. Кроме того, он просто покорил меня своим философским мышлением с вкраплениями сумасшествия! Он все говорил и говорил про пришельцев, про серебряные тарелки, и то, что конец света в 2000 году – это правда.
- Но я хочу самореализоваться до этого времени, - заявил он тогда.
Долгие дискуссии на тему «кем же ты хочешь стать?» не давали результатов, все сводилось к агенту американского межвселенского посольства.
Я поражался, сколько он знает в свои двенадцать лет, что настолько всерьез об этом говорит. Я все слушал и слушал, внимая каждому его слову, тупо кивая, когда не знал, что и сказать.
С тех пор мы с ним стали ближе, мы стали лучшими друзьями. Братьями. Хотя с последним я бы поспорил, в свете последних событий.
В мире не было тем, которые бы мы не обсуждали. Не было мест в Тинмуте, в которых мы не бывали. Не было групп и песен, которых мы не перепевали.
Его шикарный голос и мое завывание – идеально, если мы собирались пугать людей в окрестности. Совершенно ясно, что ему нужно было петь одному.
Но с вопросами организации группы/дуэта мы не спешили.
Мы наслаждались теми годами, бесцельно слонялись по Тинмуту и окрестностям, пытались освоить гитару и ночевали на пляжах, натирая спину теплым песком.
Ничто не могло омрачить тогда нашего с ним существования. Мы были будто в симбиозе, мы дополняли друг друга, являлись одним целым. Хотя такими метафорами склонен говорить Мэттью, а выкладываю историю, как она есть.
Я часто ночевал у него, он у меня, мы иногда заваливались под утро в дом, который находился ближе всего, а наутро удивлялись, что комната его, хотя мы вроде зашли ко мне.
Уставшие и окрыленные беззаботными временами, мы не замечали перемен. Зачастую, времена года различались лишь потребностью надевать что-то теплее рубашки и растянутого свитера.

Мэтт рос в моих глазах. Не в плане внешности – он всегда останется для меня все тем же Беллами-ну-какого-черта-ты-такой-обаятельный-что-я-чаем-поперхнулся-от-испуга – он взрослел душой. Хотя некоторые идеи так и не покинули его, тексты приобрели смысл. На первый взгляд несуразица, но когда он начинал шепотом рассказывать, как он писал эти слова – я понимал всю гениальность этого невероятного человека.
Под растрепанными волосами находился вечный двигатель, генератор потрясающих идей (в этом я никогда не сомневался), которые, одна за другой приобретая рифмованный вид и кучу метафор, превращались в произведение искусства.
Но в этом всем был один момент, о котором вряд ли узнает кто-нибудь, кроме меня. Беллз видел кошмары, и систематически прогуливался по дому ночью – был сомнамбулой.
Мы возвращались с прогулки раньше обычного, но она оказалась на удивление плодотворной. Теперь у нас был один недописанный текст, синяк на моей ноге и его скула, поцарапанная об ветку дерева.
До восьми вечера мы сидели в лесу, пока совсем не стемнело и Мэтту стало невозможно писать в потрепанной тетрадке стихотворные строки.
Весь наш небольшой городок дышал прохладой осени, одежда пропиталась терпким ароматом влажных листьев. Из длинных волос Мэтта все еще сыпались какие-то частички нашей прогулки – крошечные листики и мелкие кусочки коры.
Мы брели по направлению к его дому. Остановились на мосту.
- Это безумно красиво, - слышу я рядом с собой его голос и улыбаюсь краешком губ. Наверное, сейчас ему в голову что-то стукнет, и он утянет меня за рукав, чтоб я стал свидетелем написания еще одной странички лирики для несуществующей, пока, группы.
Но нет. Беллами медленно разворачивается и медленно бредет по пустынному мосту, сбивая мелкие камешки в реку. Его тонкая фигурка так ярко контрастирует с темным вечером… Кожа у него белоснежная, будто алебастровая.
Огромный свитер свисает с него бесформенной тряпкой, придавая ему почти женственной хрупкости.
Тонкие ладошки парят в воздухе; он словно балансирует ими, осторожно шагая по воображаемой линии.
А я плетусь сзади, упрекая себя за то, что я самый несентиментальный бронепоезд на свете – не умею радоваться таким простым вещам, замечать мелочи, отвлекаться. Я хочу этому научиться. Думаю, из Беллза выйдет замечательный учитель.
. . .
Еле переставляю ноги, когда мы проходим в его комнату. Он не включает свет, плюхается на свою кровать и вздыхает.
- Бессмысленно проведенный день, - ворчит он в подушку, а я опускаюсь в кресло, только сейчас чувствуя дикую усталость.
Как у него выходит так все рушить? Ну почему вещи, на которые я плевать хотел, он зовет восхитительными, шикарными, непревзойденными, а явления, которые для меня всего-навсего хороши, обзывает «бессмысленными», или чего похуже.
Я обычно поддаюсь его настроению, но не в этот раз. Я хочу спать, мозг решил не поддаваться на мои запросы «проснись».
Домой я явно не дойду, так что чуть ли не любовно поглядываю на небольшой матрас, который я притащил сюда от отца, потому что довольно часто ночевал у Мэтта.
- А мне понравилось… - говорит та часть меня, которая бодрствует, но без моего ведома.
Беллами устал так же, как и я, поэтому не ответит.
Вопреки моим ожиданиям, он поднимается с подушки и смотрит на меня. Его лицо (это видно даже в темноте) выражает крайнюю степень недовольства.
- Почему ты такой безразличный ко всему? – он говорит это так, будто это мое качество никогда не проявлялось до этого.
Я не ожидал, что он станет развивать тему, потому что я спал. Серьезно.
- Ну… Может потому, что я хочу спать?.. – прошептал и попытался забраться в кресло с ногами, но они, словно деревянные палки, не хотели сгибаться.
Оставив это пустое занятие, я перевел взгляд на Беллами и чуть не свалился от контраста между сейчас, и «три секунды назад». Теперь он сидел на кровати, цепляясь своими серыми глазами за темноту комнаты.
Словно безумец – его руки дрожали, волосы растрепаны, он смотрит то на меня, то сквозь меня, упираясь взглядом в тень.
В чуть приоткрытое окно ворвался прохладный ветерок.
- Так нельзя, Дом… - теперь уже почти жалостливо сказал Беллз, - надо уметь подмечать тонкие детали…Ты же можешь все-все прозевать… - тихо закончил он.
Я не мог понять его настроения, от того, что мозг перебирал какие-то факты, сопоставлял их с действительностью, я немного оживился.
- Ну, прекрати, - улыбнулся я. – Это всего лишь я и мои глупые привычки.
- Нет. – Решительно заявил Мэтт.
Комната играла со мной, скрывая его лицо от меня. Но я уже не спал.
- Да что ты так ухватился за эту мою черту? – удивленно спросил я. Если честно, его рассказы о пришельцах цеплялись где-то за корни моего сознания, да так там и остались. Сейчас же они стремительно врастали в мой уставший мозг. Мне казалось, сейчас из темноты покажутся два белоснежных светящихся глаза и меня заберут куда-нибудь в созвездие Кассиопеи для опытов. У них там база, я помню.
Но этого не произошло.
Беллз подошел ко мне, и я вскочил, как последний кретин ожидая атаки с его стороны. На пару секунд его лицо осветили фары машины, с шуршанием проносящейся по гравию.
Мягкая улыбка, те же глаза… Ну кто я после этого? Параноик. Клянусь, больше не буду слушать этих его бредней.
Беллами молчал. Он стоял близко. Близко настолько, что я ощущал, как тепло дышит он мне в шею.
В какой-то момент, частично ускользнувший от моего внимания, он приблизился к моему лицу и неуверенно клюнул меня в губы.
-Т-ты чего? – испуганно выпалил я.
- Хочешь научиться чувствовать все самые мелкие детали? – еле уловимым шепотом спросил Мэтт, а я, осознавая двусмысленность вопроса, согласился. Сонный был или нет – я не возражал.
Беллз как-то смущенно опустил одну ладошку на мою шею.
На одну секунду задержался взглядом в моих глазах. И прикоснулся своими губами к уголку моего рта, видимо, проверяя реакцию.
Я не шевелился, сраженный остротой этого жеста, всей его чувственностью.
Его пальцы забрались в мои волосы, и сам он весь расслабился.
Осторожно провел языком по моей нижней губе. А я вдруг вспомнил, что могу уже и подышать немного.
Я резко выдохнул спертый воздух из легких, а Мэтт отпустил меня и испуганно попятился назад. В глаза он не смотрел.
Я моментально определил, что мне не хватает его рядом, и без единого слова сделал шаг вперед. Беллами не отступил, и я, притянув его к себе за плечи, впился в сухие губы своими, горячими и влажными.
Мэтт задрожал, а я опустился на шею, покусывая кожу, тут же обводя эти места пальцами.
Спустя несколько секунд Беллз схватил меня за руку и, опустив её на свою шею, поцеловал так, что я почти сразу потерял над собой контроль.
Последним, что я помню, были его дрожащие губы на своих и хриплый стон, волной разбившийся о темноту комнаты.
. . .
Я медленно открыл глаза.
Обвел взглядом комнату. В одно мгновение пронеслась эта безумная ночь, которую я разделил с Мэттом…
Его прикушенная губа, горячее дыхание, стоны в мой рот…
Разворачиваюсь на другой бок, и вижу мордашку Беллза, посапывающего чуть ли не на краю кровати.
«Черт. Я переспал с лучшим другом», - думаю я. Похоже, у меня и мысли шепотом. Совесть…
Вдруг лапки Мэттью обвивают меня за талию, прижимаясь ближе, отодвигаясь от опасного края кровати.
Он блаженно дышит мне в грудь.
«Мысли шепотом, потому что тебя будить неохота»…. Улыбаюсь и укрываю нас теплым пледом, защищая от теней, пляшущих на стенах и этого промозглого осеннего утра.
«Промозглого, осеннего»… Я уже говорил, что из Беллза выйдет хороший учитель?..

@темы: PG-13, Матвей Фрай, Романтика, Слэш (яой)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Muse Fanfiction

главная