BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Второй шанс
Автор: Scarlett_Hurricane
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэттью / Доминик, второстепенные персонажи
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 29 страниц
Кол-во частей: 10
Статус: закончен
Описание: Доминик - несчастный вдовец с двумя детьми, тяжело переживающий потерю своей жены. На курсах психологической поддержки он пытается справиться со своими проблемами с помощью квалифицированного специалиста Мэттью...

Мне холодно и страшно. Почти на ощупь бреду в кромешной тьме, периодически оступаясь и наступая на острые коряги и ветки. Кажется, я заблудился. Раны на ногах настолько болезненны, что каждый следующий шаг дается с трудом. Одежда промокла и неприятно липнет к телу. Где-то высоко над головой шумят своими кронами сосны, овеваемые свежим ветром. Я устал, но должен двигаться вперед. Устрашающий лес может и взял меня в заложники, но я не намерен сдаваться. Пока последние силы не оставят меня, я буду продолжать идти. Каждый звук усиливает панику, но я стараюсь не поддаваться ей. Вдруг, я замечаю неяркое свечение. Где-то недалеко от меня, впереди, мерцает огонек. Этот теплый и радостный свет селит в моей душе надежду и, собрав последние остатки сил, спешу к нему. И чем он становится ближе, тем радостнее на сердце от приближающегося спасения. Я даже вытянул вперед руки, как бы пытаясь скорее ухватиться за свободу. Под ногами что-то хрустит, я срываюсь и лечу в бездну. А-а-а-а-а-а!!!

- Папа, папочка, все хорошо! - открываю глаза, не соображая где я и что происходит.
Свет ночной лампы мягко освещает комнату, а лунные блики, проглядывающие сквозь легкие шторы, говорят о том, что за окном еще ночь. Шеннон протягивает мне стакан с водой, держа за руку ревущего брата. Докатился: мои дети меня опекают. Точнее Шеннон, не по годам взрослая и сильная, всегда такая рассудительная и умненькая. Выпив воды, я немного успокаиваюсь и, уверив детей, что все в порядке, провожаю их в детскую комнату. Джеймс долго не отпускает мою руку, ерзая и сопя носом. Пристраиваюсь на краю кроватки, заботливо поправляю ему одеяло.
- Спи, милый, папа рядом...
Вряд ли теперь я усну до утра. Растягиваюсь на кровати, накинув легкое одеяло. С некоторых пор моя постель кажется мне слишком большой и неудобной. И дело тут не в матрасе и конструкции модели. Тяжелый вздох в пустоту. Почему мне не становится легче? Конечно, полгода это невероятно малый срок для моей ситуации, но хоть бы на грамм полегчало. А теперь еще и эти кошмары, преследующие меня почти каждую ночь. Джеймс и так слишком много натерпелся для своего возраста, чтобы мои крики продолжали разрушать его психику. Да и Шеннон, несмотря на всю свою стойкость, не должна подвергаться такому испытанию. С этим нужно что-то делать. По крайней мере пора.
Полгода назад я потерял Оливию. Свою жену и мать моих детей. Стечение обстоятельств, несчастный случай, неудачный день, час, минута... Можно как угодно назвать случившееся, но только от этого ничего не изменится. Обычная поездка в магазин обернулась трагедией, да и еще сломала несколько жизней. Пьяный водитель не справился с управлением, и на полной скорости влетел в машину моей жены. Она погибла на месте, так позже мне сообщили в полиции и подтвердили в больнице. Я находился в таком глубоком шоке первые несколько дней настолько, что друзья и мать с отцом реально опасались за мой рассудок. Я не плакал, не истерил, не бился головой о стенку. Лишь спустя три дня после похорон, оставшись в полном одиночестве в опустевшей квартире (родители забрали детей на ферму на пару месяцев, за что им огромное спасибо по сей день) мой мозг дал мне сигнал на полное осознание случившегося. Но и тут я не зашелся в безудержном плаче, захлебываясь слезами. Я лишь с ужасом думал, как мне жить дальше, как воспитывать детей, как работать... Как спланировать одному все так, чтобы не разрушить, не поломать, так долго и трепетно создаваемое годами. Не стану врать: алкоголь в моем организме в те недели превышал дозу когда-либо мной употребляемую. Но приезд детей домой вернул меня в режим ответственности и я, хоть и с трудом, стал приспосабливаться к сложившейся ситуации. Никогда не считал себя плохим отцом, но первое время у меня все валилось из рук. И моменты, когда они опускались, частенько и некстати, случались. Пару раз я даже звонил Келли, жене своего друга, со стыдом в голосе прося ее помощи. Она весело соглашалась, и после ее визита в доме на некоторое время воцарялась чистота и порядок. Но дети, мое неумение вести хозяйство, быстро меняли ситуацию до наоборот. Мое отчаяние молча кричало в душе, а совесть не давала позвонить Келли еще раз. Когда на той неделе Крис заглянул ко мне, он, мягко сказать, был ошарашен увиденным. Мой неухоженный вид, коробки из-под кукурузных хлопьев повсюду, переполненная корзина грязного белья... Да, приятель, я не скрываю, что мне фигово.
- Доминик, - начал Крис, - может все-таки тебе поговорить со специалистом. Время идет, а твои проблемы, как снежный ком лишь увеличиваются. Сами собой они не растают, не исчезнут, ты понимаешь?
- Да все я понимаю, приятель, - я пытался придать кухне хоть немного лоска, оттирая с плиты пригоревшее молоко.
- Ты только не обижайся, - Крис не был уверен, что хочет продолжать, но, кажется, уже поздно, - есть такие курсы психологической поддержки...
- Это где все в кружочке сидят и ноют о своих напрягах? - мой скептический тон и кривая ухмылка.
- Я ожидал такой реакции... Вот, возьми, - он достал из кармана и протянул мне визитку, - у них группы постоянно формируются.
Моя суета на кухне на мгновение прервалась.
- Я когда в фильмах видел такие психологические тусовки, меня пробирало на хи-хи. Крис, спасибо конечно за заботу, но я как-нибудь сам.
Крис в ответ лишь похлопал меня по плечу:
- Как знаешь, но визитку все же оставлю.
Потом он распрощался и ушел домой. Мы никогда подолгу с ним не засиживались. У Криса большая семья, и строгая Келли не одобряет длительного отсутствия мужа. У них пятеро детей, три собаки, кролик, пара попугайчиков и большой уютный дом. Крис - бесконечная доброжелательность и благородное спокойствие, работает ветеринаром. Келли - в прошлом начинающий перспективный дизайнер. Но в один прекрасный день она попала со своим котенком на прием к обворожительному доктору и, в итоге, получила не только квалифицированную помощь, но и милого любящего супруга. С тех пор она заботливая хозяйка и мать. У них всегда порядок и чистота, а аромат свежеиспеченных булочек с корицей придает еще большего уюта и комфорта их дому. Но через три дня Крис мне позвонил и, сославшись на мою нерешительность, сказал, что он все же записал меня в одну из групп той самой помощи.
- Ты не брыкайся и не злись особо, - Крис ни разу в жизни не повышал тон, - занятия ведет очень хороший специалист. По крайней мере меня уверили в этом. Э-э-э... Мэттью... - наверное ищет, как зовут психолога, - Беллами. Сходи хоть на первое занятие. Если совсем не понравится, ты в праве отказаться.
Стоит ли мне продолжать отнекиваться от этого предложения? Мне ведь не в президенты предлагают выдвинуться все же. Крис и Келли так пекутся о моем состоянии, что мне даже неловко. Ладно, где наша не пропадала. Час позора, а потом, глядишь, никто и не вспомнит о моем существовании.
Сон так и не вернулся ко мне больше этой ночь. В семь часов я принял бодрящий душ и, пока дети еще не проснулись, решил приготовить блинчики. С каждым разом они удаются мне все лучше и лучше.


Шлепанье босых ног по полу и радостное "Доброе утро, папочка!" Мои крошки. Шеннон с растрепанными светлыми косичками в забавной розовой пижамке, и Джеймс в косо застегнутой рубашке с забавным детским принтом и в спортивных брючках. Про расческу в это раннее утро он, похоже, как и его сестра, тоже не вспомнил.
Им по шесть лет. Да, да, они двойняшки. Мне посчастливилось за один раз сразу стать отцом и сына и дочки. Когда Оливия забеременела, мы тихо радовались, боясь преждевременно выражать более сильные эмоции. И поэтому, на очередном приеме у врача, услышав новость, что у нас двойня, дали своим чувствам немного свободы. Мы отправились в ближайший магазин детских товаров и, как одержимые, стали скупать всякую мелочь: бутылочки, погремушки, пустышки. Оливия все порывалась купить что-то из одежды, но так как УЗИ не показало, кто именно у нас родится, мы решили эти покупки отложить на неопределенный срок. Так же мы хотели отложить ремонт в детской. Но потом, решив не придерживаться стереотипов (ведь в действительности, розовый или синий цвета не являются показателем пола ребенка) оформили ее в светлых тонах.
Как сейчас помню тот нескончаемый вечер в больнице. Хоть он от избытка чувств и был в небольшом тумане, но все же некоторые моменты, как фотоснимки, ярко запечатлелись в моем сознании. Полупустой коридор, ряд пустых стаканчиков из-под кофе на белом низком столике, и еще пара, таких же, как и я, взволнованных и немного потерянных будущих папаш, напротив меня на неудобном больничном диванчике. Каждое появление человека в белом халате заставляло нас вздрагивать и мы, как по команде, вскакивали со своих мест. Нет, это не к нам... Позже череда снующих медработников воспринималась уже спокойнее.
- Мистер Ховард, - меня теребила за плечо миловидная женщина-врач.
Похоже, я немного вздремнул. Протер глаза, извинился...
- У вас двойня, - по ее улыбке понял, что с женой и детьми все в порядке, - девочка и мальчик, - а вот эта новость меня явно удивила.
- Э-э-э... А вы ничего не путаете? - не веря, что стал реальным счастливчиком, я задал, пожалуй, один из самых идиотских вопросов в своей жизни.
- Поздравляю, - коротко и ясно.
И удаляющаяся в неизвестном направлении фигура.
Потом первые месяцы дома. Все эти прогулки, ночные кормежки, купания, плач... Первое слово, первые шаги... К слову сказать, Шеннон оказалась более бойкой в отличие от своего брата. Когда она уже вовсю топала по комнате, изучая каждый ее уголок, Джеймс смешно ползал за ней, всякий раз разражаясь громким плачем, если не успевал. Он и сейчас, хоть и старается проявлять свой мужской характер (одни его попытки самостоятельно одеваться чего стоят), частенько ревет из-за каждой ерунды. В общем наша жизнь кардинально изменилась с рождением детей, причем в лучшую сторону. Теперь мы по праву могли называть себя настоящей семьей, и не чувствовать себя немного неловко во время бесконечных разговоров про детишек в гостях у Келли и Криса. Да, все было прекрасно, и я не мог желать лучшего. До того ужасного дня, когда Оливии не стало. Вот тогда-то моя жизнь и изменилась на до и после. И в этом сером медленно и уныло тянущемся после я и существую отныне.
- Ой, пап, как же я люблю блинчики, - Шеннон кладет на тарелку сразу пять штук.
Молодец, она всегда прорвется.
- А мне порежь, - Джеймс тянет один блин с тарелки Шеннон.
Начинается привычная битва за еду, которая, как и всегда, заканчивается победой Шеннон. Она, игриво склонив светлую голову, уплетает отвоеванный блин, а Джеймс сидит, надув пухленькие губки и сложив ручонки в замочек. Пытается не заплакать, но еще одно слово Шеннон, и он не сдержится. Мое своевременное предложение выпить вкусный шоколадный напиток, отвлекает его и сестру, и мы почти счастливо заканчиваем завтрак.
Завез детей к Келли. Надеюсь она и вправду не злится на меня, когда мне по крайне большой необходимости приходится оставлять своих чад у нее.
- Келли, это всего лишь несколько часиков, - она понимающе улыбается, ведь идея отправить меня на дурацкие курсы в большей степени принадлежит ей.
Как заблудившийся школьник, хожу по коридору с листочком в руках, на котором Крис написал: "Комната 410, Мэттью Беллами". Я представил маленького старичка, который с живым интересом в глазах, вникает в проблемы своих пациентов, отчаянно и искренне пытаясь им помочь.
- Вы к нам? - оглядываюсь на приятный голос.
Передо мной молодой невысокий мужчина с пронзительно синими глазами и темными волосами, смешно лежащими на голове. "Тоже, видимо, забыл про расческу", - мелькает у меня в уме. Он распахивает дверь, пропуская меня вперед. Вот он неловкий момент. Небольшая, хорошо освещенная комната, посередине которой четким кругом стоят стулья. Еще один стул, ничем не отличающийся от остальных, стоит в центре. Мне немножко смешно от увиденного. Я сразу припомнил все многочисленные детские праздники, которые проводились у нас дома, и на которых мы постоянно играли, устраивали забавные конкурсы. Вот и сейчас я стал одним из игроков, а ведущий уже готов зачитать всем нам правила.
- Вы немного рано, - мужчина перебирает какие-то документы в папке, - я думал, что здесь еще никого нет.
Его взгляд перескакивает то на меня, то обратно на бумаги. Чтоб мне провалиться на месте. Что я должен ему ответить? Что не спал всю ночь, готовил детям завтрак, по дороге судорожно вспоминал, точно ли я выключил утюг, боялся опоздать сюда и чуть не нарушил правила дорожного движения? Или я все это буду с поникшей головой говорить, когда подойдут другие участники? Пока я думал, психолог берет из папки один файл и, бегло пробежав по нему глазами, спрашивает:
- Доминик Ховард?
Крис забыл упомянуть в разговоре, что тут на каждого заведено подробное досье.
- Да, это я, - продолжаю тупить в дверях, поигрывая ключами от машины.
Он, наконец-то, заметив мою полную сконфуженность, предлагает мне сесть.
- А я Мэттью Беллами. Хотите кофе? - и не дожидаясь моего ответа, достает из сумки маленький блестящий термос.
Может у тебя еще и пирожки там завалялись или бутерброды? Он, будто прочитав мои мысли, являет миру пакет, в котором, как я узнаю через секунду, прятались аппетитные пончики.
- Не успел позавтракать, - он смешно разламывает пончик, изучая его содержимое. - Сливочный крем, хм, неплохо. Сын приболел, пришлось вызывать соседку, чтобы побыла с ним. Ну, не в детский же сад его вести в таком состоянии.
Кто перед кем тут душу изливает, дружище? Отпивая кофе, наблюдаю за странным, но располагающим к себе психиатром. Черная рубашка поверх которой надет вязанный из не грубой шерсти джемпер и темные брюки, чуть зауженные книзу. Он поглощает уже второй пончик, подливая себе кофе из термоса. А что, может прямо сейчас и поговорим, без свидетелей так сказать? Кофе, выпечка, сейчас я еще музычку на мобильном включу, и вот она, идеальная ситуация для откровений. Но стук в дверь, и сразу двое мужчин с потухшими взглядами (наверное, я тоже так со стороны выгляжу) входят в комнату.
Во время первого занятия (или сеанса... Спиритического! Ой, я сейчас в голос засмеюсь) я не решился заговорить на тему терзающих меня проблем. Слушал эти бессвязные речи "Я Кайл, мне 36, и я - вдовец" и не совсем понимал смысла происходящего. Мэттью пару раз, когда очередной выступающий замолкал, смотрел в мою сторону, видимо ожидая моего выплеска эмоций. Я не отводил взгляда, и лишь легким отрицательным покачиванием головы давал понять, что сегодня не намерен раскрывать перед всеми двери своей души.
Когда все закончилось, я с невероятным облегчением вздохнул. Вышел на улицу и, как никогда, радовался свежему воздуху, поступающему в мои легкие. Странно, я даже сам до конца не осознавал от чего, но мне стало легче. Может это конечно временно, и бытовые проблемы вновь увлекут меня в своем бешеном танце, но сейчас я стоял и неподдельно, впервые за долгое время восхищался происходящим. Поднял голову вверх - осеннее небо, хоть и серое, но редкие голубые облачка придают ему свежий вид. Деревья окрасились в пестрые краски, но все еще вокруг говорит о жизни, несмотря на то, что уже очень скоро зима заставит все вокруг уснуть глубоким сном на долгое время. Мимо меня прошел наш психолог. Он что-то забыл в машине и теперь довольный тем, что это нашлось (какая-то папка с очередными анкетами), возвращался в здание.
- Увидимся через неделю? - его синие глаза и дружелюбная улыбка, как в детской песенке, от которой всем светлей, заставляют пересмотреть мое твердое решение больше сюда не приезжать на противоположное.
- До встречи, - я неторопливо пошел к машине.

Продолжение по тегу «фик: Второй шанс»

@темы: AU, Hurt/comfort, POV, R, Scarlett_Hurricane, Ангст, Драма, ООС, Повседневность, Психология, Слэш (яой), Философия, фик: Второй шанс