BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Второй шанс
Автор: Scarlett_Hurricane
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэттью / Доминик, второстепенные персонажи
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 29 страниц
Кол-во частей: 10
Статус: закончен
Описание: Доминик - несчастный вдовец с двумя детьми, тяжело переживающий потерю своей жены. На курсах психологической поддержки он пытается справиться со своими проблемами с помощью квалифицированного специалиста Мэттью...


- Как спалось? - утро и заботливый вопрос Мэтта.
Потягиваюсь, еще не желая до конца распрощаться со сном.
- Привет, - это все на что я способен сейчас.
Мэтт целует меня в глаза, нос, щеки... Его рука осторожно проникает под одеяло...
- Домми, - он тихонечко покусывает мне мочку уха, - ты так сладко стонешь, когда трепещешь подо мной...
- Мэ-э-эт! - натягиваю одеяло на голову.
Мне немного неловко от его такой откровенности. Мэтт стаскивает с меня одеяло, пытается заглянуть в мои глаза.
- Какие мы стеснительные, оказывается, - этим он еще больше нагоняет на меня тень смущения.
Его руки ласкают меня, снова разжигая во мне огонь едва утихнувших желаний.
- Мэтт, я со вчерашнего дня в душе не был. Можно мне его принять? - я отбрасываю одеяло и умоляюще смотрю на Мэтта.
- А ты у меня еще и чистюля, - он выпускает меня из своих объятий, - иди...
Не хочу оставлять его сейчас одного. Поборов свою зашкаливающую робость, наклоняюсь к его уху:
- Хочешь, сделаем это вместе?
И снова танец задорных бесенят в его синих глазах. Он почти бесцеремонно заталкивает меня в ванную комнату и, прежде чем я успеваю что-либо понять, он разворачивает меня спиной к себе, снова позволяя своим тонким пальцам нежно и ласково исследовать мое тело.
- Как горячо, - Мэтт во мне, и я пытаюсь одновременно хоть немного приспособиться к не совсем удобной позе и подстроиться под его ритм.
Хм, а сегодня бармен уже более опытен, и в моем коктейле содержание сладкого удовольствия перечеркивает вкус горькой боли... Снова победное "Да!" сотрясает воздух, и мы наконец-то можем принять настоящий душ.
За завтраком Мэтт сообщает мне, что хоть и с трудом, но ему удалось поменять свой график, и сегодня он целый день будет свободен. Моя рука с круассаном так и застыла на середине пути к моему рту.
- Мэтт, тогда к черту завтрак, - от новости, что весь день будет только наш, меня всего переклинивает.
Моя спальня уже не кажется мне неуютной, а свое стеснение я только что отправил в небольшой отпуск. Стаскиваю с Мэтта знакомые вещи (после душа я поделился с ним содержимым своего гардероба), прокручивая в голове одну и ту же фразу: "Целый день". Целую его, не желая оставлять без внимания ни один кусочек желанного тела. Мэтт в какой-то момент пытается снова вести в танце наших любовных утех, но я не даю ему это сделать.
- Беллз, сейчас я буду главным, - мой тон и то, как я его назвал, вызывают у него сомнения.
- Дом, а ты уверен? И, что это за "Беллз"? - он напрягается, но не отстраняется от меня.
- В первом - уверен, - продолжаю его целовать, - а про второе... Как-то само вырвалось.
Мэтт улыбнулся. Значит, понравилось. Беру его нежно, смакуя каждое мгновение этого незабываемого момента. Читаю еле уловимые движение его тела, прислушиваюсь к малейшему стону, вырывающемуся из его груди... Мы слились воедино.
- Ты мой, мой, - долго держу его в своих объятиях, не желая отпускать.
Кажется, в тот день в моей квартире не осталось ни единого уголка, где бы мы не занялись с Мэттом "этим". Прерываясь на коротенькие перекусы, мы снова с головой окунались в чувственный мир своих новых ощущений, делясь и наслаждаясь ими.
Ночью, лежа в постели, я перебирал пальцами темные пряди волос Мэтта, слушал его тихое дыхание, и от внезапно накатившей нежности, прошептал:
- Мэтт, кажется, я тебя...
Мэтт не ответил мне. Он спал.


Раннее утро. Не выспавшиеся, залившие в себя по большой кружке кофе, мы сидим в машине, которая мчит нас на ферму к моим родителям. Мэтт за рулем, а я, жмурясь от яркого солнца, полулежу на сидении рядом. С улыбкой прокручиваю в сознании последние сутки. Звонки Мэтта мне с работы в перерывах, глупые смс-ки со смайликами, моя несобранность перед поездкой. Вроде бы и едем на два дня, а я сумку перебирал раз пять. В итоге, кажется, все равно что-то забыл. Ладно, не на Северный же полюс едем. А потом был вечер, плавно и чувственно перешедший в страстную ночь.
- Что? - Мэтт на секунду отрывает взгляд от дороги.
- Ничего, - я надеваю солнечные очки...
Несколько часов в пути и здравствуй родная ферма, на которой я провел все свое детство. Большой двухэтажный дом с широким крыльцом, на котором красуются деревянные диванчики с мягкими подушками. Летом здесь было приятно посидеть в жару, скрываясь от полуденного зноя, а осенними вечерами я подолгу мечтал на них о всяких детских глупостях, вглядываясь в широкие поля, раскинувшиеся за оградой. Убираю руку с колена Мэтта (она покоилась там всю дорогу). Он одобрительно кивает головой мне в ответ. Выхожу из машины и иду по широкой усыпанной мелкими камешками дорожке, вдоль которой растут невысокие кустарники. Запах осеннего воздуха приятно смешивается с запахами доносящимися с фермы. Как же всего этого не хватает в городе! Пронзительный визг, и вот уже Шеннон в широком пальто в красную клеточку несется мне на встречу. Хватаю ее на руки, целую маленький аккуратный носик. Я так сильно соскучился! Она сразу выдает мне все новости недели, кратко, без запинки звонким голоском повествует о произошедшем. Джеймс плакал только один раз, Брайан не любит мятную пасту, бабушка научилась кататься на велосипеде, а дедушка сказал какое-то непонятное слово. Шеннон с важным видом, сложив пальцы в "трубочку", шепчет мне его на ухо. Мэтт улыбается, глядя на нашу идиллию. Подходим к дому, на крыльце которого, накинув на плечи теплую вязаную кофту, уже стоит мама.
- А я сразу и не поняла, куда это Шеннон так сорвалась, - она открывает дверь, приветливо пропуская нас в прихожую.
Новая порция детских восторженных визгов. Брайан висит на шее у Мэтта, а Джеймс ревниво ждет пока я отпущу Шеннон, и наступит его очередь вскарабкаться мне на руки. Знакомлю родителей с Мэттом. Конечно же они были в курсе моих походов к психологу, но, видимо, не ожидали, что мы с ним станем друзьями. А о большем до времени, думаю, им знать не следует. Мать заботливо показала Мэтту приготовленную для него на верху комнату (ух, рядом с моей), а отец, после небольшого завтрака, устроил для него обзорную экскурсию по владениям. Дети нетерпеливо ждали момента, чтобы приступить к вырезанию фонариков, а мама с моей помощью управлялась на кухне.
- Этот Брайан такой милый ребенок, - мама проверяет содержимое холодильника.
- Есть в кого, - невольно вырывается у меня.
Мама достает форму для пирога, что-то долго ищет в полке со специями.
- Сынок, мы по-началу с отцом решили... - она неуверенно замолкает, продолжая перебирать пряности.
- Что вы решили? - в действительности даже не понимаю о чем она говорит.
- Дом, - мама подходит ко мне и берет мою ладонь в свои руки, - мы все очень любили Оливию... Она... Она была хорошей матерью и доброй женой тебе... Но жизнь, как это не страшно произносить, продолжается...
- Мам, - мы всегда с родителями понимали друг друга, но сейчас я был в замешательстве, - говори прямо, а то я с ума уже схожу от домысливаний.
- Просто мы думали, что Брайан сын женщины, с которой ты встречаешься... Ты ведь встречаешься с кем-то?
Я поперхнулся. Несколько секунд молчал, отведя от матери глаза, и устремив взгляд в окно. Ну и фантазеры! Теперь мне стало понятно про какое "развлекайся" тактично намекал мне отец. А потом меня начал пробирать смех. Мама была уже не рада, что затеяла весь этот разговор.
- Мам, -сквозь нервные смешки пытаюсь заговорить, - только не в этот раз, пожалуйста.
Мне с ней повезло. Она сразу же заговорила на другую тему, будто и не было тех непонятных вопросов, и мы продолжили с ней хозяйничать на кухне.
Позже я присоединяюсь к веселой тусовке во дворе. Отец принес заранее срезанные тыквы, а Мэтт уже дает мастер-класс по их вырезанию заинтересованным детям. Смотрю на все это и понимаю, что счастлив. Такой милый Мэтт, сосредоточенно вычищающий тыкву. Шеннон, уверенная в своих силах, срезает верхушку с самого большого овоща. А Брайан и Джеймс играют в салочки, бегая вокруг большого стола. Перехватываю довольный, спокойный взгляд отца. Мне нужно быть поосторожнее со своими эмоциями. Кажется, они все написаны, и причем очень ярко, у меня на лице. А вообще это немного забавно и... не могу подобрать слово. Просто представил выражения лиц родителей... Особенно отца... Родители никогда особо не давили на меня, но и воли тоже не давали. Отец с детства был для меня во всем примером, я всегда уважал его мнение. Мама, не меньше отца имевшая в нашей семье слово, тоже всегда была для меня человеком, к которому в любую минуту я мог обратиться за советом или помощью. Но родители были людьми с традиционными взглядами на жизнь и с годами сформировавшимися устоями, что вряд ли я мог бы ожидать от них понимания и принятия моей новой ситуации. Да, их взгляды... Их мнения... Но жизнь-то моя.
Ужин в семейном кругу. Отец с Мэттом обсуждают психологию и что-то болтают о летающих тарелках. О, нашли общие темы. Я, кстати, не упомянул, что отец мой тоже по образованию врач. Он всю жизнь проработал в местной больнице терапевтом и лишь два года назад вышел на пенсию. Я не участвую в этом, на мой взгляд, немного нелепом разговоре. Но глядя на двух взрослых людей с серьезным видом обсуждающих зеленых человечков, так и подмывает вставить в их рассуждения какую-нибудь смешную реплику. Дискуссия затягивается, и вот уже отец и Мэтт перемещаются в кресла у камина, прихватив с собой чай и вазочку с сахарным печеньем. Перекидываемся с мамой веселыми взглядами. Дети решают поиграть в Твистер и я, к их необычайной радости, тоже соглашаюсь поучаствовать в этом безумии.
Далеко за полночь. Осторожный стук в дверь, которого я жду уже более часа.
- Я думал, ты не решишься, - я обнимаю Мэтта и сразу же начинаю его целовать.
Как два подростка, сбежавшие в ночи через окно на свидание, которое грозит закончится для обоих наказанием, опьяненные запретной любовью, беспрестанно ласкаемся на узкой неудобной кровати. Страх быть застигнутыми на месте преступления лишь усиливает ощущения, и в скором времени два тела вновь сливаются друг с другом вопреки всем отрицаниям и предрассудкам. Лишь мятая простыня еще некоторое время будет хранить тайну нашего воссоединения в этой прохладной осенней ночи.
Я не знаю, когда именно утром Мэтт покинул мою комнату. Но его тепло и еле уловимый приятный запах еще долго ощущались на моей подушке.

Продолжение по тегу «фик: Второй шанс»

@темы: фик: Второй шанс, Философия, Слэш (яой), Психология, Повседневность, ООС, Драма, Ангст, Scarlett_Hurricane, R, POV, Hurt/comfort, AU