BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Double trouble
Автор: Mr. Mudak
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэтт/Дом/Мэтт? Мэтт/Мэтт (немного :D)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Мистика, PWP
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс, Кинк
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Мэтт может быть ненасытным и требовательным в постели, даже когда он один. А что, если их два?

Доминик боится открыть глаза.

Влажные губы сменяются зубами, кусают в шею, не менее беспощадно, чем обычно, скользят ниже… В этот же момент он чувствует что-то еще, приятное, но кажущееся неправильным. Второй рот. Еще одни губы скользят от живота вверх, раздается низкий тихий смех, фырканье. Доминик все еще не в силах открыть глаза, чтобы не спугнуть чудное, слишком реальное, видение, расслабляется под этими губами, явно ощущая оба рта. Их обладатели, очевидно, никуда не торопятся, ласкают языками кожу, прикусывают в разное время зубами, заставляя вздрагивать совсем неожиданно.

Блондин не выдерживает, охая, когда оба его соска посасывают и оттягивают зубами, опять же в разное время. И когда он открывает глаза, то думает, что не стоило, потому что от подобного зрелища можно сойти с ума. В постели с ним еще двое, но они вовсе не разные люди. Судя по недавнему смешку одного, он мог определить, что это был Мэтт. И, зная Мэттью Беллами, как знатного экспериментатора и любителя всего новенького, для него все же было странно не позволять подобного. Его безмерный эгоцентризм не позволил бы Доминику одновременно уделять свое внимание кому-либо еще, в то время как сам Мэттью Джеймс Беллами в постели с ним, в его полном распоряжении. Доминик знает мысли Мэтта пожалуй даже слишком хорошо, и хмыкает, но в отместку его кусают где-то под ребром слева, заставляя снова обратиться к происходящему, которое кажется Дому по меньшей мере шальной фантазией, выдумкой воспаленного ума.

Он удивленно сглатывает, и у него не поворачивается язык сказать что либо, он боится признаться даже мысленно, что рядом с ним два, д-в-а абсолютно обнаженных, как и он сам, в принципе, Мэтта. Два Мэтта. Два Мэттью гребаных Беллами.

Он повторяет это как мантру, про себя, пытаясь контролировать эмоциональный порыв вскочить и заорать во все горло. Его мозг начинает продумывать всю сложившуюся ситуацию. Куда бежать, голым, и главное – зачем? Ему достаточно и одного Мэтта, что уже говорить, когда их два, и оба они ухмыляются так привычно, предвкушая будущее удовольствие.

Один спустился с поцелуями ниже, прикусывая кожу бедер, а другой тяжело дышал на ухо, оглаживая рукой торс потерявшего дар речи Ховарда.

Мешает складывать метающиеся в голове мысли в отдельные кучки Мэтт, старательно ласкающий его член, которого, в отличие от головы, все устраивает, а тело, будто отделившись от контроля разума, не знает, куда податься, в руки одного или другого.

Ховард ошибочно решает, что чем больше он будет смотреть, тем яснее, да хотя бы привычнее, будет картина. «Такого не бывает!» вопит мозг, но один из Мэттов не обращает внимания ни на что, старательно посасывая его член.

Не занятый его членом Мэтт смеется:
- Ну же, Доминик, тебя будто парализовало.

Другой Мэтт мычит, пропуская эрекцию глубже, вбирает почти до конца, и блондин дергается, со стоном цепляясь в простыни.

- Ну вот, уже лучше, - выпуская Доминика изо рта, хихикает Мэтт. – Меняемся?

Прежде, чем Ховард начинает осознавать смысл, кровать прогибается под двойным весом, и перед его глазами оказывается тот же человек, но другой. Доминик чувствует, как его логика с громким треском ломается, потому что определиться, какой из Мэттов более настоящий, невозможно. Тот же Мэтт целует Ховарда, едва ли не насильно проталкиваясь языком в его рот, что оцепеневший блондин позволяет ему, чувствуя собственный вкус на его языке.

Он все еще не может поверить в происходящее, когда его заставляют перевернуться на живот и ставят на колени. Мэтт спереди запускает руку в его волосы, в свою очередь становясь на колени перед ним.

- Поработай ртом, давай же, - старается ободрить брюнет, пока другой оглаживает его ягодицы, но у него не выходит, потому что в интонациях его голоса явно и невольно проскальзывает нужда и приказ одновременно.

Доминик пытается перестать напрягать мозги, потому что, кажется, ему неподвластно сейчас додуматься, почему в постели с ним два требовательных возбужденных Беллами, и опирается на руки, неловко мазнув по члену Мэтта губами. Он облегчает ему задачу, обхватывая у основания пальцами, помогая взять в рот. В этот же момент между ягодиц настойчиво скользит влажный язык, и Доминик выпускает изо рта горячую плоть, издавая откровенно громкий стон. Фильтр восприятия будто помутнился, и Дом не может определить, был ли столь громким вырвавшийся из его груди звук. Он снова принимается вбирать в рот длину, прикрывая глаза и мыча, в то время как уверенная рука скользит по его члену, а язык по сжатому кольцу мышц.

Мэтт резко притягивает его ближе, заставляя задохнуться на секунду, и Доминик снова резко отстраняется, покашливая. Дерзко улыбаясь, брюнет перед ним шепчет «прости», явно совершенно не сожалея о том, к чему привел его как обычно излишний напор, но его двойник, или сам Мэтт, ласково поглаживает его бедра, будто заглаживая вину, оставляя стоящий от острого возбуждения член практически касаться живота.

Доминик спешит приняться за свое занятие снова, в этот раз старается не в пример предыдущему, реакция тела поглощает остатки разума, и слышит откуда-то сверху более чем довольное рычание Мэтта, потому что скользящие в него пальцы каким-то образом подстегивают его желание доставить удовольствие в ответ. Он с двойным старанием увлеченно посасывает член Мэтта, пытаясь найти баланс между двумя занятиями, второе из которых – подаваться назад, на бесстыдно трахающие его пальцы. Другой Мэтт чуть сильнее вцепляется в его спутанные волосы, и Дом снова мычит, позволяя ему контролировать темп. Он склоняет голову, довольно мыча, и пропускает за щеку, увлекшись своим занятием. Мэтт сзади сводит его с ума, почти задевая пальцами заветное место, то дразняще замедляясь, то продолжая в быстром ритме, скользя по спине другой рукой, пытаясь в то же время расслабить насколько это возможно.

Брюнет обхватывает пальцами яйца, убирая руку с члена, когда как другой резко убирает пальцы, заставляя Доминика недовольно прорычать. Но тот же Мэтт возвращается, приподнимая его бедра и заставляя расставить ноги чуть шире, и скользит между ягодиц возбуждением, не проникая.

- Умелый рот, - мычит ободряюще Беллами перед ним, отстраняясь и давая ему передохнуть, и Ховард тут же вдыхает, расслабляя мышцы лица и челюсть. Выдохнуть ему приходится со стоном, потому что в следующий же миг в него грубо толкается и мычит Мэтт сзади. Он цепляется в простыни, прогибаясь в спине, пока Беллами перед его носом безо всякого стыда неторопливо ласкает себя, довольно наблюдая за самой настоящей порнушкой перед собой.

Доминик корит себя за такие мысли, потому что в его голове тут же проскальзывает тысяча ассоциаций, непомерное воображение вкупе с грубыми толчками подкидывает ему один за другим сценарии подобного секса на троих. Он и сам решает пользоваться невероятным сценарием, шок, вызванный неожиданностью подобного, потихоньку откатывает куда-то на задворки сознания, и вскрикивает, потому что трахающий его Мэтт не замедляется, а делает в точности наоборот.

- Полегче, - стонет Доминик, когда в определенный момент ему становится больно, и Мэтт утягивает его с собой, садясь на собственные согнутые ноги, усмехаясь и целуя его в шею. Брюнет перед ним решает не сидеть без дела, и было бы удивительно, если бы Беллами не подумал иначе, и тоже придвигается ближе, целует Ховарда, который уже просто на все готов, лишь бы происходящее просто не исчезло вдруг. Потому что подобное просто не может казаться ему реальным, но уверенные толчки и то, как член Мэтта изредка проезжается по его простате, иначе как реальными он не может назвать.

Блондин и сам властно притягивает к себе другого Мэтта, и тот скользит по его бокам и бедрам горячими ладонями, позволяя ему кусать себя в губы в отместку. В какой-то момент Доминик стонет и откидывает голову назад, Мэтту на плечо, закрыв глаза от накатывающего удовольствия. Мэтт в нем теперь двигается неспешно, и он упускает те пару секунд, за которые оба Мэтта встречаются друг с другом голодными взглядами, а еще через момент уже целуются, борясь за ведущую роль. Доминик удивленно распахивает глаза, и, кажется, ничего более возбуждающего, чем два брюнета, как две капли воды похожие друг на друга, целующиеся и рычащие, он еще никогда не видел. Он стонет, принимая гладкие толчки, пока Мэтт спереди одной рукой ласкает их эрекции, но борьба между двумя Мэттами затягивается.

- Про меня не забыли? – оба удивленно глянули на него, смеясь.

У Доминика кружится голова, кажется, события отражаются как в калейдоскопе, и ему мало что понятно. Он лишь дезориентировано моргает, когда вдруг его переворачивают на спину. Он разочарованно мычит от внезапной потери ощущения заполненности, но лежит тихо, наблюдая, как Мэтты снова меняются, и его это начинает раздражать.

- Я вам что, секс-игрушка, - ворчит обиженно Доминик, и брюнет у его ног не заставляет долго ждать, сразу же приподнимает его ноги, помогая устроить их у себя на плечах, и входит не менее резко, чем в предыдущий раз, довольно простонав.

Мэтт рядом с ним улыбается обманчиво-ласково, целует и поглаживает его по груди, цепляя пальцами соски, заставляя задыхаться.

Ховард вскрикивает снова, цепляясь в Мэтта рядом, наверняка оставляя красные следы от судорожно сжимающихся пальцев, с новой силой впиваясь в его губы.

Брюнет отрывается от губ Доминика едва ли не силой, чтобы шутливо выпалить своему двойнику:
- Полегче там, я тоже кончить хочу.

Другой Беллами смеется прямо-таки коварно, замедляясь.
- Я думал, горячее меня ничего нет…
- Да что ты? – ехидно прерывает Мэтт рядом, морщась, потому что Дом все не сменяет гнев на милость, больно кусая за все хорошее. Но другой Беллами не обращает на себя же внимания, продолжая:
- Но как это выглядит со стороны, - он довольно облизывается, резко толкаясь, и Доминика уже подкидывает на постели от невыносимого желания кончить. Оба Мэтта синхронно шипят, один поглаживает его по бедрам, а другой прижимается губами к краешку губ, процеловывая свой путь ниже.
- Просто блять пожалуйста, перестаньте мучить меня, изверги, - стонет Ховард, снова слыша, как они синхронно усмехаются.

Мэтт рядом сползает ниже, бесцеремонно погружая напряженный член блондина в рот, пытаясь устроиться удобнее, и у Доминика уже даже не хватает сил понять, как Мэтту может быть удобно в таком положении, но он вовсе не мешает другому Беллами продолжить свое дело. Он снова ускоряется, позволяя Ховарду выкрикивать бессвязные ругательства и метаться головой по подушке, потому что, наконец-то, оба Мэтта решили вернуть ему должок.

***

Доминик моргает, пытаясь понять, что происходит. Но происходит, собственно, совсем ничего. Он непонимающе хмурит брови, поворачивая голову вправо, чтобы увидеть мирно сопящего в единственном экземпляре в подушку Мэтта. Он резко приподнимает одеяло, заставляя брюнета рядом заерзать от потери тепла. На них обоих нижнее белье, а Беллами вообще еще и в майке. Удивительно, как человек с постоянно горячими руками и вообще непонятно высокой температурой тела, странной для «хладнокровного» Ховарда, может быть таким мерзляком.

Он моргает еще пару раз, для верности. Единственное, на что он пялится, не опуская одеяла, так это ожидаемый стояк, который нещадно стесняет ткань обычных свободных боксеров. Мэтт недовольно ворчит что-то под боком, затем, наконец-то, приоткрывает один глаз, и то с усилием, и недоумевающе глядит на залипшего Ховарда.

- Впервые увидел, что эта штука стоит? – хрипло ржет Мэтт, а Доминик резко опускает на них одеяло, смущенно закусывая губу, пытаясь решить, рассказать сон Беллзу или нет.

Осознание того, что это был всего лишь сон, невольно заставляет его расстроено промычать. Чертов Беллами с его чертовыми научными книгами. Попросил на ночь почитать, называется.

- Ну? – Мэтт чего-то ждет, пока блондин пытается придти в себя, сминая непослушными пальцами край одеяла. – Ладно, - сдается Беллами, ныряя с головой под одеяло и едва слышно бормоча оттуда: - Помогу. Будешь должен, - видимо решив, что Доминик стесняется попросить, на что сам Ховард от мысли хмыкает.
- Мне просто такое приснилось…
- Да я вижу, - Мэтт уже успел стянуть его боксеры до колен, елозя носом по животу.

Доминик покачивает головой из стороны в сторону, но брюнет не может этого видеть.

- Только не ржи.
- Обещаю, - Ховард практически может видеть, как Беллами уже закусывает губу в попытке не рассмеяться собственной лжи, лаская член Доминика пальцами. Конечно же он будет ржать, если повод подвернется.
- Обещает он, - фыркает блондин, охая, когда Мэтт наконец-то принимается непосредственно за дело. – Мне приснилось… что тебя было двое.
- Что? – Беллами даже выглядывает из под одеяла, отрываясь, на что Ховард отвечает недовольным взглядом.
- Да, ты, я и ты. И вы коллективно меня имели. Вдвоем.

Беллз утыкается лбом Доминику в живот, его плечи подрагивают от усилий, которые он прилагает, чтобы сдержать смех, но уже через пару секунд он едва ли не визжит, хохоча.

- Вот это воображение, Хов. И это еще меня извращенцем называют, - все еще смеясь, Мэтт театрально утирает несуществующие слезы смеха с глаз.
- А ты думал. Да хватит уже ржать, я так охуел, что не мог минут пять в себя придти, а меня за это время уже поимели во все, что можно было.

Мэтт уже не смеется, но весело улыбается, и Доминику вдруг хочется взять невидимую краску и замазать эту улыбку, чтобы не раздражала. Засранец.

- Я понимаю, что ты не психолог, но можно было бы просто молча выслушать. И начать уже отсасывать наконец.
- Ой-ой, хочешь попробовать отнять у меня главенство в постели на этой неделе? – иронично изогнул бровь Беллами. Доминик закатил глаза. Напускная бравада брюнета существовала ровно до тех пор, пока не было эрекции в штанах. Ховард коварно улыбнулся, намереваясь в следующий раз отказаться от секса, тогда Беллами уже засунет себе свое эго в задницу, как и кое-что еще, чуть погодя.
- Я знаю это выражение лица, Дом. Не надо, я же отсасываю, - снова смеется Мэтт, но вскоре выполняет то, что обещал на словах.

Доминик расслабляется, отдаваясь не менее умелому рту Беллами, и когда тот в очередной раз отрывается, Ховард боится начать мстить ему прямо сейчас.
- Что еще?!

Мэтт улыбается.

- Спокойнее. Может, расскажешь все-таки сон? - он подмигивает, возвращаясь к прерванному занятию.
- Извращенец, - выдыхает Ховард, закрывая глаза.

@темы: Mr. Mudak, NC-17, PWP, Мистика, ООС, Слэш (яой), Юмор