BellDomer
Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Айфон
Автор: Госпожа Фейспалм
Фэндом: Muse
Пэйринг: Мэтт Беллами/Доминик Ховард, Том Кирк
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Юмор, PWP
Предупреждения: Нецензурная лексика, Кинк
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:"Впервые за долгое время Доминик Ховард чувствует неуместное любопытство. Он еще раз напоминает себе, что имеет на это право, что ничего странного в этом нет, что Мэтт не будет против, потому что все их вещи давно и безнадежно общие."

- Детка, - шепчет Мэтт, сжимая светлые волосы Доминика, стоящего перед ним на коленях и старательно отсасывающего.

Жадно, глубоко, прихватывая иногда зубами нежную плоть, играя на грани дозволенности и испытывая Мэтта на прочность. Дом прекрасно знает о том, как именно нравится Мэтту: где нужно сжать посильнее, а когда нажать нежно языком в щелочку, чтобы вырвать восторженный вздох. Собрать осторожно капельки смазки, размазывая по губам, а потом облизнуться сыто и довольно, не прерывая зрительный контакт.

Когда Доминик, наконец, опускает взгляд и сосредотачивается на собственном удовольствии, которое он, несомненно, получает от процесса, Мэтт не выдерживает, начинает судорожно озираться в поисках своего телефона. Мысль о съемке самого эротичного зрелища в его жизни не давала ему покоя несколько недель, но каждый раз что-то настойчиво мешало. Или же сам Дом так увлекался процессом, что начинал шептать всякие непристойности и заканчивал на полпути, оседлывая бедра Мэтта с одной весьма конкретной целью.

Но сегодня Дом настроен решительно, не позволяя себе отвлекаться и прерываться. Обхватывает губами головку, посасывая почти невесомо, дразняще и невероятно зрелищно, наслаждается собственным маленьким представлением, обнажая свои великолепные зубы, каждый раз сжимая их так медленно, что Мэтта подкидывает на месте. Переходит без какого-либо предупреждения на быстрый темп, подключая руки, и заглатывает так глубоко, как только может.

Мэтт не сомневается в его талантах, нежно поглаживает по волосам, ероша и без того растрепанные прядки. Когда это начинает казаться нереальным, из-за чего глаза перекрывает дымкой удовольствия, Мэтт понимает, что пора. Он ласково проводит ладонью по щеке Дома, скользит пальцами ему в рот и тот на мгновение захватывает их в плен своего рта, отвлекаясь от влажного члена. Мэтт стонет, ощущая как мокрые губы игриво посасывают кончики пальцев, покусывая зубами уже не так осторожно.

И пока Доминик занят исследованием подушечек пальцев Мэтта, тот быстро выхватывает телефон из-под подушки, укладывая его рядом, воровато глянув вниз. Но видит только старательно работающего Доминика, не замечающего никаких лишних телодвижений, сосредоточенно сжимающего член и погружающего его в свой рот. Беллами вновь поднимает телефон, еще раз быстро глянув вниз, и проводит по экрану пальцем, снимая блокировку.

Телефон показывает заставку с тривиальным пейзажем, щедро заливая светом тускло освещенное помещение. Мэтт вновь смотрит вниз, видя только прикрытые от наслаждения глаза Доминика, увлеченного процессом и не замечающего ничего вокруг. Его болтливый в постели рот занят членом Мэтта, твердеющим еще сильнее только от мысли о том, как он включит камеру, запечатлевая это божественное зрелище. Мэтт выдыхает и, не сдержавшись, стонет, погладив Дома по щеке, улыбаясь ему, хотя тот не может увидеть, и включает запись видео, не прекращая осторожных поглаживаний.

Это по-настоящему красиво. Не то чтобы Беллами не знал об этом раньше, но сосредоточенный Доминик вызывает у него стойкое желание тут же отбросить аппарат ко всем чертям, вцепиться пальцами в чуть отросшие прядки и натянуть еще сильнее, заставляя того задохнуться на мгновение. Мэтт знает, что Доминик стал бы дышать через нос, успокаивая дыхание, а затем взял бы еще глубже, игриво прохаживаясь языком по выступающим венам, огладил бы головку и взял в самое горло.

Сейчас же Доминик берет старательно, но лениво, не так глубоко, как хочется Мэтту, но достаточно, чтобы свести его с ума, заставляя чувствовать дрожь по всему телу, а телефон неудобно скользит во влажных от слюны Доминика пальцах. Мэтт покрепче обхватывает аппарат пальцами, чуть поворачивая его набок, чтобы угол съемки захватил все то, что он так сильно хочет сохранить в памяти. Откровенный хлюпающий всхлип раздается на всю комнату, и Мэтт благодарит всех гениев инженерной мысли за то, что видео заодно записывает и звуки, которые Дом так жадно издает, сосредотачиваясь на головке. Целует в самый кончик, прохаживаясь языком, обхватывает осторожно зубами и опускает рот на всю длину так медленно и чувственно, что Мэтт еле удерживает телефон в руках, сотрясаясь дрожью удовольствия. Накатывающий горячими волнами оргазм маячит так близко, что мысли перестают быть связными, а координация движений не радует своей изящностью. Одной рукой Мэтт гладит Доминика по голове, убирая волосы с влажного лба, задевая щеку с легкой щетиной, и начинает дрожать еще сильнее, отбрасывая к чертям телефон в сторону, позабыв выключить запись видео.

В этот момент Ховард берет в рот так глубоко, как позволяют его умения, дышит рвано через нос, не двигается, закрыв глаза. Мэтт боится дышать, чтобы не спугнуть это зрелище, кусает губы и сжимает осторожно пальцами его волосы, чтобы не делать больно. Двигает руками ниже, пропуская светлые пряди сквозь пальцы, ласково проводит в колючей щетине и выгибается всем телом, давая понять свои намерения.

Доминик вскидывает голову, распахивая глаза и резко отстраняясь, обхватывает пальцами член и двигает быстро, касаясь кончиком языка головки, слизывая белесую каплю. Мычит от удовольствия, услаждая эго Мэтта в полной мере своими реакциями, и начинает работать рукой, глядя прямиком в глаза.

- Хочешь продолжения? – мягко спрашивает Доминик, чуть хрипло, облизывая губы, выглядя при этом столь развратно и прекрасно одновременно.

Пока телефон продолжает записывать происходящее, уткнувшись объективом камеры в потолок, запечатлевая каждый звук, издаваемый в комнате.

***
Мэтт никогда не оставлял телефон где попало – всегда держал его при себе, бережно вкладывая в карман после разговора, убирал в сумку, когда он был не нужен в дороге. В отличие от Дома, бросающего свой айфон при первой же возможности на поверхности, а потом оставшуюся часть ночи ищущего его, настойчиво заставляя Мэтта делать дозвон на утерянный предмет.

В очередной раз уткнувшись в свой аппарат, Беллами задумчиво болтает ногой, не обращая внимания на сидящих вокруг парней. Он увлеченно что-то перелистывает, крутит телефон и так, и эдак, и всячески вжимается в кресло, пытаясь слиться с ним. Дом кидает на него вопросительные взгляды, пытается втянуть в беседу, но Мэтт только еле заметно качает головой и ерзает на месте, нервно потирая нос. Доминик знает этот жест так хорошо, что любопытство разжигает в нем желание сунуть уже свой нос в дела Мэтта. Он имеет на это полное право, но никогда не пользовался подобной привилегией, не будучи от природы особо любопытным.

- Я бы многое отдал, чтобы посмотреть парочку видео в телефоне Мэтта, - усмехается Том, указывая бутылкой пива в виновника разговора.

Ховард переводит любопытный взгляд обратно на Мэтта, и ровно мгновение видит как глаза того расширяются от удивления. Но Беллами тут же маскирует собственную реакцию нахальной усмешкой и молча показывает Кирку средний палец. Подобная реакция не дает Дому покоя, и пока Том болтает что-то о исключительно профессиональном интересе, он разглядывает лицо Беллами, снова принимающее обманчиво-безмятежное выражение.

Спустя полчаса парни начинают расходиться, весело и пьяно переговариваясь. Мэтт дремлет, прислонившись к подушке, неловко прикрыв лицо ладонью, чтобы яркий гостиничный свет не слепил глаза. Еще одна привычка, полезная в туре, дающая ему возможность засыпать на любой поверхности.

Впервые за долгое время Доминик Ховард чувствует неуместное любопытство. Он еще раз напоминает себе, что имеет на это право, что ничего странного в этом нет, что Мэтт не будет против, потому что все их вещи давно и безнадежно общие. По крайней мере, Мэтт так и считал, пользуясь шампунем Дома, таская его футболки и натягивая в спешке непонятно чьи штаны после особо беспокойной ночи. Дом старался уважать личное пространство Мэтта, потому что желающих посягнуть на него было больше, чем достаточно.

Ховард встает со своего места и начинает бродить по комнате в надежде, что шум разбудит Мэтта. Но тот спит безмятежно, лишь изредка хмуря брови под собственной ладонью. Доминик присаживается снова рядом и проводит ладонью по руке Мэтта, маскируя истинные намерения привычной лаской, а тот только морщит смешно нос, продолжая крепко спать. Ничего не остается делать, кроме как поддаться этому порыву, и осторожно взять телефон из руки Мэтта, лежащей на подушке. Доминик нервно облизывается, нервно сжимая айфон в пальцах, снимая блокировку, и сразу же нажимая на вкладку с видео. Прокрутив немного вниз, залипает на темной нечеткой картинке, со знаком "Воспроизвести" посередине. Он сомневается еще секунду, осматривает комнату, в которой, без сомнений, только они вдвоем, и нажимает на кнопку воспроизведения.

Он не верит своим глазам.

Это был вечер недельной давности, когда Доминик так сильно хотел Мэтта, что начал приставать к нему уже в лифте, по пути в квартиру. Гладил вяло сопротивляющегося Мэтта через одежду, толкал в угол лифта, который не захватывала камера наблюдения, целовал жадно и порывисто, вырывая из уже покорного Беллами сдавленные стоны. Из дверей лифта они вышли чуть ли не бегом, спотыкаясь и смеясь, как нетерпеливые подростки, дорвавшиеся до блаженного уединения. Мэтт часто говорил, что ему нравится квартира Доминика, что там он чувствует себя в безопасности, и что именно здесь у стен нет ушей. Самый верхний этаж престижного небоскреба давал еще большое ощущение личного пространства, отчего Мэтт всегда с самого порога становился откровенно-жаждущим и не давал иногда Доминику даже зайти дальше коридора.

В этот вечер они прилетели из Японии, закончив свой не очень длительный, но изматывающий тур по стране восходящего солнца. Они были одинаково разгорячены, нетерпеливо терлись друг о друга, и, не успев закрыть за собой входную дверь, Дом прижался всем телом к Мэтту, жадно целуя, будто от этого зависела его жизнь, но тут же оторвался и потащил в спальню. Сходу усадил Беллами в кресло рядом с постелью, отчего тот застонал, и Дом мысленно поблагодарил судьбу за пару свободных часов, выделенные им.

Доминик досматривает до конца и, когда аппарат любезно начинает демонстрировать потолок и издавать стоны, он выключает видео. Первое желание – пнуть Беллами, назвать опрометчивым дураком и демонстративно хлопнуть дверью. Он качает головой и идет к дивану, пытаясь отыскать свой собственный телефон. Выходит в коридор, проверяя - покинули ли гости его квартиру, и идет в спальню, тщательностью прикрывая за собой дверь.

***
Доминик лежит на диване и читает журнал, на обложке которого, естественно, запечатлены они трое. Вертит глянцевое издание, прячется за ним каждый раз, когда Беллами проходит мимо, опускает, когда слышит шаги уже вдалеке. Из своеобразных пряток от Мэтта его вырывает Том, с любопытством заглядывающий за журнал. Он чуть тыкает его пальцем и Дому ничего не остается, кроме как опустить глянцевое издание вниз, откладывая в сторону.

Дом спокойно встречает любопытный взгляд Кирка, смотрит в ответ, ждет, когда тот разродится очередным вопросом в духе «что у вас опять там произошло» и попытается вежливо посоветовать что-нибудь. Ховард борется с желанием закатить глаза, потому что ему это сейчас меньше всего нужно, и требуется только минимальное уединение, чтобы обдумать пару вопросов, которые засели в его голове.

- Что, Том? – не выдерживает Доминик, смотрит Кирку в глаза и пытается распознать этот взгляд, которым его еще ни разу не одаривали.
- Вчера вечером я вернулся к тебе в квартиру, потому что забыл кое-что… - Доминик опасливо смотрит в сторону, где на периферии бродит Мэтт, запинается об какие-то провода, громко чертыхается и не обращает никакого внимания на них. – И увидел телефон Мэтта, который валялся на полу…

Доминик борется с желанием вытереть лоб, потому что на нем резко выступает еле заметная испарина, которая все же заставляет его чувствовать себя, словно его опустили в горячую воду.

- И что? – как можно более небрежно интересуется он, боясь получить ответ.
- И я, как и говорил, не смог сдержать свое любопытство, - Кирк улыбается как-то виновато, но довольно, словно он выиграл в лотерее, но боится рассказать другим, вызвав поток зависти. Он наклоняется к Дому еще ниже, и кажется, что их разделяет всего пара сантиметров, а дыхание вот-вот станет одним на двоих. – За одно из видео многие бы отдали что угодно.

Борясь с приступом ненависти ко всему миру, Доминик прикрывает глаза, коря себя за собственную беспечность. Почему он не убрал телефон Мэтта куда подальше? Почему он не проверил входную дверь, когда уходил в спальню? Почему Томас-Чертов-Кирк позволил себе такую наглость? Почему Мэттью-Гребаный-Беллами не проснулся на громогласный топот Тома, который наверняка не особенно скрывался, когда пытался найти «кое-что», что он забыл.

И, наконец, почему Доминик в это время лежал на собственной постели, довольно постанывая, сжимая член у основания, другой рукой держа телефон, который демонстрировал ему то самое видео? Извивался на мягких простынях, запрокидывая голову, стонал несдержанно, укрытый надежными стенами, не пропускающими лишние звуки наружу.

Доминик не знает кому он хочет больше отомстить – беспечному Беллами, который, дабы потешить свое необъятное эго, заснял то, как Доминик делает минет, либо же не в меру любопытному Кирку, который полез не в свое дело, за что всенепременно должен получить по заслугам.


***
Камера показывает только один ракурс, и этого вида с лихвой хватает, чтобы Тома бросило в жар от увиденного. Он быстро ставит паузу, оглядываясь по сторонам, проводит рукой по лбу, резко покрывшийся испариной, и нажимает кнопку «воспроизвести» снова.

Два стона переплетаются в один, чьи-то руки мелькают перед камерой, прежде чем сжать ягодицы и чуть раздвинуть их. Рука пробирается между ними, скользит парой пальцев дразнящим движением и слышен отчетливый стон Доминика, кладущего свои руки поверх чужих, надавливая, одним только движением прося продолжать. Руки движутся почти синхронно, оглаживают ягодицы, но этот ритм прерывается, когда пальцы одной руки исчезают из кадра на пару секунд, тут же возвращаясь уже влажными. Скользят между ягодиц, надавливая, и довольный стон Доминика переходит в мычание, посему отчетливо можно представить себе как он утыкается в грудь незнакомцу, как целует там, потому что раздается звонкий звук, свидетельствующий об этом.

Можно только продолжать гадать, куда жадные губы Ховарда утыкаются, где ласкают так старательно, но завораживающий вид пальцев, скользящих внутри него, не позволяет отвести взгляд. Доминик вертит задницей, отчего сам насаживается сильнее, продолжает ерзать, трахая себя, стонет высоко, всхлипывает, когда чересчур глубоко впускает в себя.

- Тебе нравится? – голос Мэттью гребаного Беллами раздается так внезапно, что не дает паузы, чтобы переосмыслить увиденное.

В голове тут же вырисовывается порочно-прекрасная картина, где Доминик Ховард оседлывает его бедра, трется об него, ласкает самого себя его же пальцами и целует звонко и влажно.

- Ох…Мэтт, конечно, мне нравится, - шепчет взволновано Доминик, вскидывает бедра, выпуская из себя пальцы.

Мэтт снова проскальзывает в него уже тремя, убеждается в чем-то будто бы и вынимает, перед этим чуть раздвинув пальцы. Ховард стонет снова, хватает себя за ягодицы, ерзает, спускаясь чуть ниже, принимается тереться задницей о член Мэтта, громко дыша.

– Трахни меня уже.

Беллами тихо смеется, гладит Доминика по пояснице, придерживая руками, опускает руку на свой член и обхватывает у основания, направляя. Ховард продолжает жадно тереться, стонет громко, когда розовая головка начинает проскальзывать внутрь, сжимается, отчего Мэтт стонет высоко и немного обвиняющее, но тут же Доминик расслабляется, впуская в себя половину члена сразу. Они замирают, Доминик расслабляет ноги и опускается полностью на Мэтта, шумно его целует, всхлипывая от нахлынувших ощущений.

Все происходящее так легко додумать, так просто представить, что происходит вне обзора камеры…И Том, прикрывая глаза, садится обратно в кресло, так и не выходя из собственного номера, потому что все дела, которые он собирался разрешить с Домиником, кажутся совершенно незначительными.

Телефон, который он обвиняет во всех смертных грехах сразу, вибрирует, показывая смс-сообщение.

«Понравилось? ;)»

…и имя Беллами.

***
- Думаю, он усвоит урок, - Доминик располагается на своей половине кровати, жадно потягиваясь и закидывая руки за голову. – Как и ты.
- Я все еще переживаю за его психическое состояние, - смеется Мэтт, усаживаясь рядом, отбрасывая телефон в сторону.
- Учитывая, что он много раз имел возможность увидеть все это лично, я не особенно переживаю.
- Сомневаюсь, что он не видел, - смеется Дом, поворачиваясь набок, чтобы видеть как Мэтт стаскивает с себя одежду.
- В таком случае, наша маленькая проделка останется, как обычно, незамеченной, - скидывая окончательно одежду, Беллами забирается на кровать с ногами и лениво растягивается на ней, не удосужившись накрыться одеялом.

@темы: NC-17, PWP, Госпожа Фейспалм, Слэш (яой), Юмор