Mr. Mudak
i may not be flawless but you know i've got a diamond heart
Plug-in Howard

Авторы: Ева Инферно и Mr. Mudak
Фэндом: Muse
Пэйринг или персонажи: Мэттью/Доминик
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, PWP, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Он согласился на эту идею ради любопытства и своего скрытого желания однажды попробовать нечто подобное. Нельзя утверждать, что он среагировал сразу же положительно, сначала долгий вечер обижался на Мэтта, у которого хватило ума притащить эту херню в качестве «необычного» подарка.

Доминик считает шаги до лифта и удивляется, что их сделано ровно двадцать девять. Дело в том, что каждый из них словно посылает по телу блондина электрические разряды, которые не позволяют связно мыслить. Полчаса назад сладкое покалывание накрывало через каждые сто, двести шагов, но чем больше проходит времени, тем чувствительнее, кажется, становятся его внутренности к тому, что их так возбуждающе растягивает.

Мужчина вспотел, ему хочется хотя бы уединиться с самим собой, в случае если Беллами сию же секунду не окажется рядом и не поможет ему с решением одной «небольшой» проблемы. Дом поспешил отправить ему два сообщения, в которых вполне конкретно попросил примчаться как можно скорее и уделить ему немного времени, потому что терпеть больше нет сил.

Мэттью встречает блондина на первом этаже. Двери лифта разъезжаются в стороны как раз вовремя, чтобы Мэтт своими глазами увидел дикую жажду в глазах драммера, ведь нечасто тот присылает ему столь откровенные в своем содержании сообщения, пока Беллами выбирает в магазине напротив здания самую красивую связку бананов.

- У нас интервью через полчаса, - говорит он тихо, заталкивая Доминика обратно в лифт и нажимая кнопку с номером их этажа мизинцем, который свободен и не держит все-таки купленные спелые фрукты. – И что это у тебя? – Беллами пользуется их уединением и невесомо проводит ребром ладони между ног Дома, наслаждаясь прикосновением к крепкому стояку, и желание съесть что-либо совсем выскальзывает из его головы.

Ховард шумно втягивает носом воздух и тут же выдыхает, переступив с ноги на ногу, снова почувствовав внутри себя сладкое растяжение.

- Она все еще в тебе? – Мэтт приподнимает бровь, погладив мужчину по бедру.

- А что, блять, не заметно? – Прорычал ему в ответ Доминик, мечтая поскорее избавиться от напряжения, затем тихо жалуясь: – Я так хочу трахаться, - сопровождая этот факт откровенным взглядом.

Он согласился на эту идею ради любопытства и своего скрытого желания однажды попробовать нечто подобное. Нельзя утверждать, что он среагировал сразу же положительно, сначала долгий вечер обижался на Мэтта, у которого хватило ума притащить эту херню в качестве «необычного» подарка. Но когда он все же решился, то еще не догадывался, что каждый шаг, каждое движение спустя совсем недолгое время будут отдавать сладкой вспышкой, усиливая желание. И он вовсе не в силах контролировать возбуждение, которое сейчас охватило с головой, обостренное присутствием Беллами.

Дом не запомнил, как они бежали до номера Мэтта, как раздевались и как дотерпели до кровати. Мэтта даже не волнует, куда он засунул такие желанные получасом назад фрукты, потому что, оперевшись на колени и локти, Ховард молит Беллами только об одном – чтобы тот не медлил и уже поскорее избавил его от игрушки, доставляющей столько невыносимого кайфа. И заменил ее чем-нибудь более конкретным, твердым и горячим.

- Сколько ты проходил со стояком? – очередной вопрос Мэтта злит мужчину.

И все было бы по-другому, не будь Мэттью таким медлительным и пытливым в попытках узнать поподробнее о том, какой эффект возымел его подарок на Ховарда.

- Не знаю, - блондин свешивает голову, прогибаясь в пояснице, когда Мэтт забирается на постель. – Но я сейчас взорвусь нахрен!

Мэтт облизывается, пристроившись позади Доминика.
- Это так заводит, просто пиздец, - брюнет шлепает его по ягодице, после сжав кожу и чуть раздвинув в стороны обеими ладонями, чтобы насладиться откровенным видом этой небольшой вещицы в его заднице, которая делает Ховарда столь нетерпеливым. – Сколько ты еще можешь вытерпеть?

Дом невнятно мычит что-то, мотнув головой в сторону и только шире раздвинув колени. Он бы дал себе не больше минуты.
Беллами склоняется и проводит языком по шее блондина, найдя в себе силы оторваться и обойти Дома, чтобы встать у его лица, на что тот раздраженно вскидывает голову, глядя своему любовнику в глаза.

- Отсоси, - низко произносит Мэттью, взяв свой член у основания. – Будь хорошим мальчиком.

- Я серьезно, Мэтт, - задохнувшись, выдает Доминик. – Я кончу только от осознания, что эта штука у меня в заднице, если ты не поторопишься и не трахнешь меня, наконец.

Беллами гладит разгоряченного мужчину по щеке, толкнувшись в его приоткрытый рот.
- Не кончишь, - заключает он, скользнув по горячему языку драммера в самое горло и обещая. – Я выебу тебя дважды: в твой изумительный рот, - он делает паузу, чтобы качнуть бедрами и дать Ховарду возможность вдохнуть. – И в растянутую пробкой задницу.

Сосредоточившись на удовольствии, доставляемом исключительно ртом, Ховард издает длинный стон, высунув язык и позволив Мэтту двигать бедрами в том ритме, который его устроит.

- Сожми себя у основания, если будешь на грани, - советует Мэттью, после закусив губу и скользнув рукой на горло блондина. – Но если вздумаешь подрочить, я свяжу тебя и оставлю страдать.

Дом отрывается на мгновение, чтобы шумно сглотнуть чрезмерную слюну, и в этот момент он сталкивается взглядом с Беллами, в глазах которого полно решимости, и Дом понимает, что брюнет не шутит.

Ховард заглатывает быстро и старательно, надеясь, что Мэтта удовлетворит глубокий и резкий минет, после которого последует щедрое вознаграждение в виде безжалостного траха, безумно желанного в этот раз. Но блондину кажется, что проходит вечность, прежде чем Мэтт резко оставляет в покое его истерзанный рот, пальцами захватив немного слюны.

- А ты молодец, - с улыбкой в голосе он хвалит Ховарда за то, что тот даже не притронулся к себе.

- Да, да, конечно! – скалится Дом, сжав челюсти от болезненного возбуждения. – Выеби меня сейчас же!

Мэттью оглаживает его ягодицы с подобием истерического смеха, проводя смазанными слюной пальцами между них.
- Терпи, не пожалеешь, - твердо говорит брюнет, обводя влажным пальцем кончик игрушки, отчего ноги Ховарда начинают дрожать. – О, боже.

Доминик слышит этот тихий, восторженный шепот и прогибается в пояснице еще сильнее, теперь совсем укладываясь грудью на одеяло. Учитывая новые обстоятельства, ему даже не удается подумать, насколько это возбуждающе выглядит, он просто знает это потому, что горячий язык дразнит его по краям игрушки, лаская растянутый проход.

- Мэтт…- тихо всхлипнул блондин, почувствовав, как тот обхватил зубами кончик игрушки и чуть потянул на себя, вынимая. – Да…
Это небольшое движение внутри посылает дрожь по всему телу, и Доминик вцепляется пальцами в одеяло, желая, чтобы Мэтт не позволил ему кончить так скоро.

- Я больше не могу, - едва разбирает он рычание брюнета, а после чувствует, как быстро, насколько возможно, чтобы не причинить излишний дискомфорт, из него вынимают игрушку, позволив ей мягко выскользнуть из разгоряченного тела, напоследок раздразнив еще сильнее.

Разум Ховарда мутится, когда, оказавшись в крепком захвате рук Мэттью, между его ягодиц оказывается жадный язык, оглаживающий и нетерпеливо толкающийся как можно глубже.
Вскрикнув, Дом тут же расслабляется, вытянув руки вперед и выставив задницу еще выше, чтобы его было видно во всем великолепии. Он чувствует себя идеально расслабленным, готовым принять в себя что-то большее, и это доводит его до ручки, вкупе с тем, что творит позади него Мэттью. Брюнет же ласкает его с влажными, пошлыми звуками, старательно и быстро вылизывая, после замедляясь, как только бедра Доминика начинают дрожать от подступающего оргазма. И одними поглаживаниями по горячей коже узких бедер Мэтт успокаивает его, давая передышку, не насладившись еще в полной мере таким вкусным удовольствием.

- Я мог бы оттрахать тебя лишь языком, хочешь? – спрашивает Мэтт, оторвавшись на секунду ради глотка воздуха. – Ты так возбужден, что мог бы кончить только лишь от этого.

Не дождавшись ответа, Беллами возвращается к своему занятию, входя острым языком глубоко в раскрывшуюся дырку, заставляя Доминика вскрикнуть. Он наслаждается оседающим у корня языка послевкусием, как вином, лучшим в мире экстрактом – тела блондина.

- Я бы хотел этого, знаешь, - Мэтт говорит быстро и чувственно, словно в горячке. – Чтобы ты кончал с моим языком в заднице.
Мэтт подкрепляет свои слова чередой быстрых и влажных движений, вылизывая и проникая, словно и впрямь собираясь притворить сказанное в жизнь.

Доминик заходится стонами, когда мужчина позади крепко прижимается горячим языком, награждая таким образом своего любовника за терпеливость, заставляя чувства вскипать наравне с желаниями тела.
Спустя еще несколько минут наслаждения, Мэтт уже и сам не понимает, как до сих пор сдерживает свое возбуждение. Скользнув рукой к собственному члену, он смахивает каплю смазки и тут же протягивает пальцы ко рту блондина, и тому не требуется инструкция, что именно он должен с ними делать. Ховард облизывает и посасывает пальцы судорожно и рвано, повинуясь самому низкому из инстинктов, не контролируя свои мысли и действия. Он и подумать не мог, до чего его доведет такая маленькая, неприметная на первый взгляд игрушка.

- Если бы я знал, какой похотливой блядью тебя сделает эта вещица, - начал говорить Мэттью, лизнув напоследок его между ягодиц. – Я бы купил ее тебе еще пару лет назад.

Дом не успевает осмыслить услышанное, потому что сразу после этого следует резкий, ослепляющий толчок до самого основания, осознавая только собственную жажду, безумную от того, как сильно он хочет именно этого. Мэттью выдает длинный стон, найдя в себе силы прокомментировать происходящее.

- Такой податливый. Твоя дырка даже не сопротивляется, чувствуешь? – Брюнет покачивает бедрами и толкается с новой силой, все еще осторожничая в действиях, но не в пошлостях, норовящих покинуть его то и дело высыхающие от жары губы, входя в желанное тело глубоко и просто.

Когда в постели Мэттью задает блондину вопросы, тот редко отвечает внятно. Чаще всего реагирует лишь мычанием, и Беллами это заводит еще больше.
- Я заставлю тебя соскучиться по пробке, - словно выплевывая слова, говорит он, вцепившись в плечи Дома и двигаясь в самом быстром темпе, на который только способен, вдобавок толкая на себя. – А потом сам вставлю ее тебе перед концертом, - шлепки о ягодицы Доминика почти заглушают слова, но Мэтт все-таки заканчивает свою мысль. – И ты будешь ерзать и истекать смазкой перед тысячами лиц, но продолжать играть, мечтая, чтобы я поскорее трахнул тебя.

Ховард сам насаживается на член Мэтта, со страстью подается назад, а после находит в себе силы, чтобы подняться и уцепиться руками за шею Беллами, притягивая его к влажной коже шеи, усиленно опускаясь на его бедра.

- Она лишает мыслей, - хрипло признается он, его голос срывается, звучит жалко и умоляюще. – Около часа я думал только об этом моменте.

Мэттью впивается сильным поцелуем в идеально покрытую соблазнительным бронзовым загаром кожу драммера перед собой, напоследок крепко обвивая руками за пояс и сжимая, а после роняет обратно на постель, заваливая на бок.

- Ты бы видел себя со стороны, - одной рукой Мэтт ухватывает ногу Доминика, а другой направляет себя в его разгоряченное тело, полный нетерпения насытиться глубокими движениями. – Каждая клеточка твоего тела кричит о желании.

Он не говорит больше ни слова, прикусив губу и сосредоточившись на тесной заднице блондина, испытывая колоссальное удовольствие от грубого проникновения, от идеального жаркого давления, облегающего, как перчатка. Ховард под ним кричит коротко и громко, вскидываясь сильнее и время от времени откидывая голову назад, чтобы получить смазанный и опьяняющий жадностью поцелуй.
Мужчину подталкивают к краю развратные образы, преследующие его потерянное сознание, и пока еще его разум крепко спит, загнанный в угол безумным инстинктом, он решает воплотить желаемое в жизнь, чтобы сполна удовлетворить жажду похоти.

- Кончи мне в рот, но перед этим выеби как следует, - задыхаясь, стонет он в самые губы Беллами, уже не соображая и не задумываясь о приличии сказанного.

Мэтт отвечает на его реплику ощутимым укусом в ключицу, властно притянув его бедра ближе и толкаясь усерднее, не давая Дому даже возможности сделать вдох. Блондин больше ни на секунду не может сдержаться, он извивается под Мэттом, посасывает собственные пальцы и сжимает до боли твердые соски.

Когда, кончая, Ховард едва может контролировать собственное тело, Беллами и сам балансирует на грани оргазма, потому что толкаться в содрогающееся тело, успевая огладить длинные, подрагивающие ноги Доминика, для него – самое сладкое и ответственное испытание. Сам же Доминик не щадит его, стеная, срываясь на финальные крики, поджимая от интенсивно накатывающего удовольствия пальцы ног. Брюнет рычит с остервенением, всеми силами сдерживая себя и позволяя Дому насладиться до последней, густой капли.

Перед тем, как исполнить просьбу Дома и вогнать член в самое горло, Мэттью не может отказать себе в удовольствии раздвинуть его ягодицы и, прильнув вниз, пару раз вновь провести языком, сходя с ума от непристойной ласки, на которую Ховард отзывается как всегда очень чутко.

Он не успевает проследить все передвижения Мэтта, но как только чувствует горячую, влажную головку у своего подбородка, тут же начинает сосать, быстро и с удовольствием, прикрыв глаза и пуская в ход все свои умения. Ему доставляет особое наслаждение сама мысль о том, что он делает глубокий минет мужчине, который доставил ему столько ослепительного наслаждения минутами ранее.

- Грязная сука, - цедит Мэтт сквозь зубы исключительным, одобрительным тоном, на что драммер показательно втягивает щеки и с громким звуком выпускает изо рта, принимаясь двигать по всей длине рукой, прикоснувшись кончиком языка к самой щелочке.

Мэтт сопровождает его действия мутным взглядом, держа за волосы и приоткрыв рот, мысленно называя Доминика самыми пошлыми и вульгарными словами, от которых по его телу проходится предоргазменная судорога.

Кончая, он стонет выше и несдержаннее, стараясь не проронить ни капли мимо и наградить рот Ховарда сполна. Однако несколько капель все же попадают блондину на щеки и подбородок, которые он тут же стирает пальцами, смазывая свои припухшие губы с особым, грязным удовольствием.

- Покажи, - хрипло произносит Мэтт, склонившись ближе к лицу мужчины, когда тот шире открыл рот. – А теперь глотай.

Мэттью наблюдает это быстрое глотательное движение, улавливая ту молчаливую радость от послушания, которая сияла в глазах Доминика слишком очевидно.

- Мой, - только и может сказать брюнет, после накрывая губы драммера откровенным, глубоким поцелуем.

Согласно хрипя в ответ, Доминик устало прикрывает глаза, ощущая разливающееся по телу ленивое тепло, чувствуя, как он рад этому факту, что и вкладывает в одно слово, составляющее его ответ:
- Твой.

@темы: ООС, Ева Инферно, PWP, NC-17, Mr. Mudak, ER (Established Relationship), Слэш (яой)