Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Возвращение блудного Ховарда
Автор: Лиис -Ledi Uprirsing-
Фэндом: Muse
Основные персонажи: Доминик Ховард, Мэттью Беллами.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Стёб
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Они в обнимку падают на холодный керамический пол кухни, и Мэтт впивается жадным поцелуем в полные развратные губы, что приветливо распахнуты ему навстречу. Они не могут насытиться друг другом, рычат и кусаются, и не разрывают касание до тех пор, пока в клетках не остается последняя молекула кислорода, а легкие не требуют выпустить порцию отработанного воздуха. Ховард чувствует, как руки Мэтта с сильными пальцами скользят по его торсу, гладят и сжимают до боли, клеймя правом собственности. И он охотно поддается, выгибается навстречу, выламывая спину, потягиваясь, как кот, отдавая себя в объятья, сдаваясь и поднимая белый флаг. Потому что в мозгу взрываются красочные фейерверки в кромешной темноте – настолько сильно желание, граничащее с безумием, настолько мощно вожделение, срывающееся в пропасть бессознания.
- Раздень меня… - он шепчет это на ухо Беллами, опаляя того жаром собственного дыхания.
- Хочу трахнуть тебя. Войти в разработанную дырку и долбиться, пока мозги скручиваться не начнут, - Беллами закидывает длинные ноги партнера, которые все еще облачены в привычные черные, самые узкие, которые только есть в мире, скинни, себе на плечи. Налегает всем весом, складывая Доминика практически вдвое, чтобы оставить яркий засос над ключицей, отстраняется, протягивая за собой ниточку слюны. Блондин на это только пихается игриво, и буквально тут же подтягивается за новым поцелуем, запускает пальцы в волосы у фронтмена на затылке, сжимая пряди в ладони. Они дышат тяжело и надрывно, возбужденные до предела, но все еще сдерживающиеся, растягивающие прелюдию так долго, как только смогут.
- Давай, детка, выпусти меня… - Беллами направляет руку Дома к своей ширинке, стискивает зубы с силой, ощущая, как проворные пальцы пробегаются по натянувшему ткань стояку, сжимая ближе у основания.
- Это, что ли? – эта блондинистая сучка похабно ухмыляется и издает короткий смешок, не спеша исполнить приказ. Дразнится и играется, смотря точно в голубые глаза Мэтта, проверяя на прочность, желая увидеть, как холодные радужки закатываются от удовольствия, а ресницы напряженно подрагивают от того, как правильно, каким четкими выверенными движениями Доминик ласкает его. Он лучше всех знает, что именно, как и где нужно делать, чтобы привести Беллами к самому лучшему, самому оглушающему, самому яркому оргазму.
- Будешь выеживаться – отшлепаю, суку, - брюнет склоняется ниже, шипя тихо и напряженно, темные волосы заслоняют лицо, но Доминик прекрасно знает то выражение, что сейчас там застыло.
- Жду с нетерпением, мой Господин, - сарказм в словах, но от того не становится холоднее вокруг и не возникает неловкости. Они изучили друг друга давным-давно, они знают, кто на что способен, и подобные комментарии – лишь часть большой игры.
Резко вжикает молния, и прохладные пальцы обхватывают горячий стояк, водят по тонкой коже, очерчивая вены, и, наконец, вытаскивают его из тесных плавок. Беллами, рыкнув, тут же со свистом выдыхает сквозь сжатые зубы, начиная избавлять от лишних деталей одежды блондина. Водит по бедрам руками, заставляет поднять Дома ноги вверх, кусает под коленкой, стягивая черную ткань, собравшуюся гармошкой, с лодыжек и длинных узких ступней. Они снова укладываются на пол кухни, где, собственно, и сдала их выдержка после того, как они завалились в квартиру, приехав из аэропорта. Сумки с неразобранными вещами так и остались лежать в коридоре, и только подозрительно треснула байка Мэтта, не совсем аккуратно стянутая Ховардом и им же отправленная в полет в сторону дивана с неизвестной вероятностью прибытия.
- Как же мне нравится твой новый цвет волос. Ты с ним выглядишь просто потрясающе. Так… шлюхасто. Еще и эти корни более темного оттенка, - Мэтт жестко сгребает в кулак тонкие пряди, заставляя Доминика запрокинуть голову, а сам утыкается носом в любезно предоставленную длинную шею, куда-то за ухо, где влажно и тепло, шумно втягивая запахи одеколона, пота и желания, что смешались в просто невообразимую смесь.
- Отъебись, - Доминик упирается ладонью в Мэттов торс. Острый, нуждающийся во внимании стояк требует его себе немедленно, а Беллами пока что не проявляет никаких активных действий, только жадно осматривает поджарое загорелое тело собственническим взглядом.
- Сейчас я могу только выебать, - он жестко усмехается и склоняется над пахом блондина, водит ногтем над кромкой трусов, не спеша проникнуть туда, куда убегает дорожка из светлых волосков. Доминик стискивает зубы и плотно сжимает губы, контролируя себя, не давая коварному организму позорно поддаться на игривое раздражение. Они проверяют выдержку друг друга, но Беллами сдает первым, стягивая боксеры одним движением, заставляя член блондина – ровный и красивый, со светло-розовой головкой – мерно покачиваться, ожидая внимания одного очень умелого, но ужасно болтливого рта.
- Я буду трахать тебя до тех пор, пока у тебя колени не начнут подгибаться. А потом все же переверну, и как следует отхлестаю твою восхитительную задницу с растраханной дыркой, из которой будет вытекать моя сперма.
- Меньше слов – больше дела, - Доминик надавливает рукой на затылок Мэтта, подгоняя и направляя его. Удивительно, но в этот раз брюнет не сопротивляется, и охотно берет в рот всю длину сразу, одним глубоким и плавным движением, скользя яркими губами к самому основанию. Он сосет легко и старательно, пропуская в самое горло, сжимая и надавливая с восхитительной силой, другой рукой легко массирую яички.
- Ты должен чаще делать мне минет – у тебя это получается мастерски. Воистину, этот рот способен на гораздо большее, чем просто нести околесицу 24 часа в сутки, - Дом смахивает с нижней губы Мэтта немного его слюны, а тот в ответ на такой сомнительный комплимент мстительно выпускает зубы, заставляя Ховарда вскинуть бедра и коротко простонать.
- Что, сучка, нравится ощущать боль? Тебе нравится, когда я над тобой, м, Ховард? – Беллами отстраняется, усаживаясь на пятки, и теперь просто водит по стволу рукой, поднимаясь к головке, смахивая пальцами несколько капелек смазки. Смотрит на них некоторое время, а потом облизывает, зажмуривая глаза. Снова возвращается к медленному темпу рукой, внимательно смотря на блондина и на то, как он кусает губы от сводящего с ума напряжения.
- Не в этот раз, - Доминик обхватывает Мэтта ногами за талию и резко переворачивается, оказываясь сверху. Делает попытку прижать руки брюнета ему над головой, но тот быстро перехватывает инициативу, выворачиваясь и упираясь ладонями в ответ. Они барахтаются некоторое время, обнаженные и возбужденные, за право доминирования, пока Беллами снова не оказывается королем, сжимая ногами узкие бедра блондина и тяжело дыша ему в шею.
- Ты охуел? – он больно кусается за ухом, немного раздраженный, распаленный короткой стычкой.
- Я просто хочу небольшой смены ролей сегодня, - Доминик изворачивается всем телом, но Мэтт сильнее, тяжелее и ни за что не уступит, поэтому попытки вырваться ничего не дают.
- Это твоя задница предназначена для моего члена, не наоборот.
- Ну, и иди нахуй тогда.
- Нет, сладкий, на него ты пойдешь. А потом сядешь и еще и попрыгаешь.
- Я сказал отъебись! - Доминик, злой и раздраженный, все-таки выбирается из-под чужого тела, начиная быстро собирать шмотки. Былого игривого настроения уже нет, а на недоуменного Мэтта откровенно посрать: тот сидит ошарашенный таким обломом, и ничего не предпринимает.
- Что за детский сад? Ты обиделся на то, что тебе не разрешили снять ведерко с куличика? – Беллами, все еще возбужденный, усаживается прямо на полу, и, нахмурившись, наблюдает за тем, как блондин одевается.
- Где мой ебаный второй носок?!
- Вот он! – эта часть одежды прилетает блондину прямо в лицо, на что тот с ненавистью смотрит на Беллами, надевает его, и, круто развернувшись, идет в коридор.
- Подцепи там шлюшку посимпатичнее, только выбирай ту, что пониже и похудее, может быть, хотя бы тогда тебе удастся побыть сверху! – в ответ на эту тираду только громко хлопает входная дверь, и квартира погружается в тишину, что разрывается только фонтанирующим злостью Беллами, все так же продолжающим сидеть на полу в кухне.
***

«Все же, это было не лучшей идеей», - понял Доминик, осторожно звеня ключами в два часа ночи, тайком пробираясь в квартиру. Блондин с ужасом вспоминал тот отвратительный приторный аромат, что исходил от подцепленной им девицы, ее громкий визгливый смех, кучу косметики на ее лице и ужасно липкие от помады и блеска губы, что слюнявили ему шею. Вспоминал и то, как ему приходилось обвивать рукой тонкую талию, но затем, когда алкоголь потек по венам вместо крови, он привычно закинул ее ей на плечо, как, бывало, делал с Мэттом. В таком случае, обычно, это было после того, как они вываливались из очередного клуба подшофе и до того, как приезжали домой, и трахались потом как кролики, засыпая через несколько часов беспрерывного секс-марафона буквально друг на друге. Блондина передернуло – в голове все еще был слышен противный женский голос. Хотелось залезть под одеяло, обнять кого-нибудь – да хотя бы того же Мэтта – и больше никогда не совершать таких опрометчивых поступков. А именно – не пытаться пропикапить особь женского пола. Ну его нахуй.
В этот же раз вместо Мэтта была эта девушка, имени которой Доминик, кажется, даже не удосужился спросить, не то, что запомнить. Ее лицо совершенно не отпечаталось в памяти, но зато отчетливо ощущалось гадкое сладковатое послевкусие на языке. Идиотские поцелуи. Идиотский женский пол. Идиотский Ховард. Примерно так блондин характеризовал свою небольшую прогулку и глубоко в душе корил себя за то, что ушел. Но, конечно, Беллами об этом лучше не знать.
- Смотрите, кто вернулся, - голос из темноты заставил блондина подпрыгнуть на месте, и только спустя несколько мгновений до него дошло, что Мэтт, должно быть, ждал его возвращения, чтобы вылить на голову порцию желчи, негодования и презрения.
Доминик поднял глаза на любовника, но вместо ожидаемых эмоций увидел нечто особенное и непривычное, такое, что даже верилось с трудом, а челюсть неумолимо тянуло к полу – легкое, легчайшее, но все же отчетливо видимое чувство…вины. Не до конца еще осознавая эту сакральную истину, Ховард подошел ближе, останавливаясь точно напротив. В темноте было трудно определить выражение лица Мэтта, но терять ему было нечего, поэтому блондин смело подобрался ближе и поцеловал его. Ожидал он чего угодно: от толчка, что отбросил бы подальше, до удара под дых, но фронтмен тут же откликнулся на простое касание, превращая его в нечто более раскованное и открытое.
- Пойдем в душ – от тебя женскими духами воняет, - его щетина легко царапнула кожу на подбородке, а хрипловатый отчего-то голос резанул по напряженным поджилкам, а затем Беллами, не оглядываясь, направился в ванную комнату. – Можешь сделать мне массаж, если хочешь… - он остановился на пороге, а затем окончательно скрылся за полоской света. Доминик хмыкнул и начал поспешно стягивать с себя одежду…

@темы: Стёб, Слэш (яой), Лиис -Ledi Uprirsing-, NC-17