Muse Fanfiction. От Ангста до Яоя
Emotional Beefcakes
Автор: Volupture
Фэндом: Muse, Ted Stryker (кроссовер)
Основные персонажи: Доминик Ховард, Мэттью Беллами, Тед Страйкер.
Пэйринг или персонажи: Тед Страйкер/Доминик Ховард, Мэтт Беллами/Тед Страйкер/Доминик Ховард
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш
Предупреждения: Нецензурная лексика, Групповой секс
Размер: планируется Мини, написано 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: в процессе написания
Описание:
- Я не поверил своим глазам. Первые несколько секунд я думал, что алкогольные пары еще не вышли, и у меня галлюцинации.
- Неужели ангелы с небес пели псалмы?
- Скорее черти в аду всполошились, потому что не было никаких шансов…закончить нашу встречу как-то иначе.

Визуализация:
s020.radikal.ru/i717/1404/65/53b265454af4.gif
savepic.net/4265031.jpg
cs14114.vk.me/c413728/v413728445/7220/_O7WuO4Cg...

Ну и микропруф, чтоб не быть голословной:
i058.radikal.ru/1404/69/083048a33e8a.png
media.tumblr.com/tumblr_m81sjh7cVD1qj6egg.png
(www.youtube.com/user/tedstryker971)

Видео:
www.youtube.com/watch?v=lyFWOjxM4Hk
www.youtube.com/watch?v=DdTL8tfAF3Q
www.youtube.com/watch?v=5lRdNDa7QNI
vk.com/video-15973764_168078602

Часть 1
Небольшая вилла на Мелроуз-авеню нисколько не удивила Доминика своими фешенебельной красотой и определенной изящностью, и он безразлично пересек лужайку с бассейном, следуя прямиком к белой двери, по бокам которой были живописно расставлены вазы с цветами, а на пороге лежал тошнотворно-милый коврик с надписью «Добро пожаловать». Ховард усмехнулся, ступая на него, и нажал на звонок, доставая из кармана джинсов телефон, чтобы скрасить ожидание. Но дверь распахнулась почти мгновенно, являя лицо, мягко говоря, удивленного Теда.

- Эээ… - многозначительно протянул тот, хватая себя правой рукой за шею, пытаясь понять, что вообще происходит.
- Давно не виделись, - бросил Доминик, улыбаясь одной из своих лучших улыбок. Ему нравилось заставать людей подобным образом врасплох, хоть он и никогда не признался бы, что ему доставило удовольствие лицезреть глупое лицо Страйкера, неловко отступающего вглубь дома.
- Кажется, полгода точно. Ваш последний концерт здесь был просто…вау, - он развел руками, изображая что-то неопределенное, и сделал приглашающий жест. – Проходи.

Доминик никогда раньше не был здесь, да и особого повода для личных встреч так же не возникало – Тед приглашал их на интервью, назначая встречу либо в здании KROQ, либо же где-нибудь в кафе, чтобы продлить рабочую необходимость чуть дольше положенного, и никто из них троих никогда не бывал против. Крис принципиально игнорировал подобного рода интервью, отмахиваясь делами или простым желанием побыть с семьей или ее частью вдали от шумной цивилизации. Западный Голливуд можно было с легкостью назвать эпицентром беспокойства, но привычные за многие годы парни не испытывали убивающей нервные клетки нервозности из-за бегающих за ними по пятам фанатов, папарацци или же…настойчивых интервьюеров, которые буквально назначали свидание через социальные сети.

Усевшись без приглашения на стул в столовой, Доминик демонстративно закинул ногу на ногу и воззрился внимательным взглядом на Страйкера – тот был одет просто и по-домашнему уютно, будучи облаченным в простые светлые шорты и такого же цвета майку, которая то и дело пыталась сползти с его плеча.

- Выпьешь? – спросил тот у Ховарда, усаживаясь рядом.

Еще ни разу им не доводилось общаться наедине, но все мотивы Теда были прозрачны и ясны уже давно, и когда-нибудь этот день должен был настать, сводя их вместе в уединении чьего-нибудь дома или номера. Доминик не испытывал никакой неловкости, нахально сверля мужчину взглядом, оценивая то, что можно было увидеть, и вспоминая все, что между ними было раньше – липкие взгляды Страйкера, шутки про команду «красавцев-мужчин» на камеру, заигрывания за кадром и один коктейль на двоих на вечеринке после концерта в Лос-Анджелесе, когда Ховард пытался найти официанта, скользящего между танцующими людьми. Но вовремя подвернувшийся Тед предложил свою порцию горячительного, прижимаясь ровно на секунду, и этого было вполне достаточно, чтобы успеть сделать определенные выводы, а запись в твиттере стала точкой кипения, приведшей Ховарда сюда.

- Не откажусь, - кивнул он, обхватывая пальцами солонку, стоящую рядом.

Тед скользнул по нему откровенно заинтересованным взглядом, отворачиваясь и двигаясь вглубь кухни, плавно переходящей в столовую, чтобы открыть холодильник.

- Есть пиво, кола, сок. Все остальное в баре.
- Думаешь, начинать пить днем – хорошая идея? – усмехнулся Доминик, облизывая губы, и Страйкер глупо заулыбался.
- Тогда выбор очевиден, - он достал две бутылки с темной жидкостью, возвращаясь обратно. – Почему ты без Мэтта?
- Он слишком занят, протирая штаны в своей домашней студии, отчаянно делая вид, что муза его все еще не покинула, - Доминик взял бутылку газировки из рук Теда и открыл ее привычным движением.
- А тебя, получается, заинтересовало мое предложение порепетировать перед Коачеллой?
- Я приехал разведать обстановку. Вдруг у тебя вовсе нет гаража, - чуть запрокинув голову, Ховард сделал глоток из стеклянной бутылки, чувствуя взгляд Теда, спускающийся все ниже и ниже по груди.
- Классная…рубашка, - ляпнул тот, пытаясь открыть свою колу, но вся его уверенность в собственных силах будто бы разом куда-то исчезла, и он поставил бутылку на стол, облокачиваясь на него.
- Спасибо.
- Гараж справа от дома, если тебе интересно, - мужчина махнул рукой, - и там хватит места не только для всего необходимого оборудования, но еще и для той обалденной пирамиды.

Доминик рассмеялся, представив эту абсурдную сцену, но мысли стремительно сменились уютным полумраком замкнутого помещения, и ассоциация с гаражной юностью подкинула одно из красочных воспоминаний, унося из реальности в далекое прошлое. Им тогда было по шестнадцать, и они занимались чем угодно, лишь бы не простаивать на месте, потому что это грозило либо затяжным запоем, либо чем-нибудь похуже, с чего не так-то просто можно соскочить. Крис, как выглядящий более внушительно и представительно, ходил в супермаркет за алкоголем, пока Мэтт и Дом зависали на набережной, ожидая партии дешевого пойла, после которого не то что ни одна девчонка не хотела тусоваться с ними, но и друг от друга безбожно тошнило на утро. Но когда градус ударял, становилось абсолютно плевать на все условности и на собственные цели завалить какую-нибудь шикарную цыпочку из соседнего класса, которая соглашалась пойти с ними тусоваться. Беллами хоть и храбрился, напиваясь, но после становился неловким, как девчонка, и позволял делать с собой практически все, чем Ховард и пользовался. Крис закатывал глаза, отползал в близлежащие кусты и там, в обнимку с бутылкой какого-нибудь портвейна, надирался до беспамятства уже в одиночку, пока с каменистого пляжа доносились весьма определенного толка высокие звуки. Были и те самые гаражные репетиции, подколы Мэтта Крисом из-за драмкружка, мистические ритуалы, благодаря которым самые симпатичные девчонки обращали на них внимание, бессонные ночи и попытки найти себя в маленьком городке, от которого тошнило так сильно, что желание забываться возникало чаще необходимого.

- Думаю, мне хватило подобного и в юности, - ответил Доминик, делая еще один глоток и оставляя бутылку на краю стола.
- Домашней студии у меня, увы, не имеется, - Тед оставил попытки усидеть на месте, соскакивая и начиная выхаживать по кухне.

Ховард вальяжно расселся на высоком деревянном стуле с подлокотниками и наблюдал за мужчиной, не понимая, что именно заставило прийти сюда. Незапланированный выходной из-за отмены встречи с Томом и Энди, отсутствие каких-либо других планов на день, сообщение Теда в твиттере про гараж, его DM там же о том, что он не отказался бы как-нибудь выпить что-нибудь вместе с Домиником и Мэттом. Страйкер откровенно напрашивался на контакт, при этом даже не пытаясь делать вид, что парни ему интересны исключительно как группа Muse. С Крисом тот был знаком весьма смежно, поэтому не настаивал на его присутствии на интервью, не звал того провести ночь в первоклассном клубе, не приглашал в команду «Emotional Beefcakes», в которую ни Доминик, ни Мэтт не попадали по первичным параметрам, но это все равно вызывало дичайший эмоциональный отклик, заставляя тянуться к Теду чаще необходимого.

- В последний раз мне так и не удалось с тобой поболтать, - озвучил мысли Доминика Страйкер, оказываясь ровно напротив, в нескольких сантиметрах, опираясь руками на узкую столешницу, которая, скорее, могла бы служить баром, если бы кому-то вздумалось пить прямиком в столовой.
- Ты хотел снова проговорить мое имя наоборот? – пошутил Ховард, пытаясь вспомнить, чем закончилась та ночь, когда Страйкер оказался с ним нос к носу на афтерпати.

Кажется, Мэтт тогда уехал вместе со своим выводком домой, оставив остальных развлекаться до утра, а сам Ховард последовал безмолвному пожеланию и принялся напиваться до беспамятства в эпицентре веселья, тягая рюмку за рюмкой, чувствуя на своей шее то одну руку, то другую, и не всегда они принадлежали дамам. Пару раз это были мужчины – кажется, даже Джейсон и Алекс, болтающие одновременно в оба его уха о том, что неплохо было бы записать пару песен, когда тур Muse закончится. Доминик кивал каждый раз как заведенный, продолжая пить, и в какой-то момент потерял связь с реальностью, прекрасно зная, что заботливые менеджеры доведут его до такси, а после – помогут открыть номер, где Ховард и уснет мертвецким сном, и хорошо, если один.

- Моя любовь к палиндромам немного поугасла, но я все же могу сделать это для тебя, Кинимод.
- Это так странно, - фыркнул Ховард, опуская взгляд на пальцы Страйкера, которые покоились на деревянном покрытии стола. – Почти так же, как и то, что наедине ты становишься таким неразговорчивым.
- Что же я должен, по-твоему, делать? – тот склонился ниже к Доминику.
- Что бы я сейчас ни произнес, все это прозвучит слишком самодовольно, - восстановив зрительный контакт, Ховард встал и, выдохнул последние слова тому в лицо: - Покажешь свой гараж?

***
- …а потом я увидел в центре зала тебя, - Тед присел на диванчик, стоящий в углу гаража.

Было видно, что здесь бывали довольно часто, а просторная площадь могла бы позволить заставить все пространство разного рода техникой – здесь действительно бы поместилась пирамида, а с ней в придачу еще и часть сцены.

- Правда? – Доминик все же согласился выпить что-нибудь покрепче, теперь сжимая банку с первоклассным пивом.
- Да, на тебе висела какая-то дамочка, и я присел рядом, потягивая свой виски и не пытаясь помешать ей тебя склеить, - Тед приземлился рядом, а Ховардом овладело чувство странного дежа вю. Подобные ощущения редко преследовали его, потому что, как правило, в жизни не бывало места повторениям, ведь даже самый обычный концерт запоминался чем-то особенным.
- Я проснулся уже утром, - задумчиво сказал Доминик. – Один.
- А я надеялся на благодарность, - рассмеявшись, Страйкер закинул руку на спинку дивана, и картинка в голове стала четче.

…только теперь между ними не было Мэтта, который будто отгораживал собой Доминика, не позволяя сидеть рядом. Беллами делал это каждый раз – держал Ховарда в стороне, следил внимательным взглядом за Страйкером, недоверчиво соглашался на интервью, и все это было каким-то странным ребячеством, которое к тому же еще и смешило, и Доминик запрокинул голову, касаясь пальцев Теда, покоящихся на мягкой поверхности спинки дивана.

- За что? – спросил он, не меняя позы.
- Я дотащил тебя до отеля, хоть и сам был пьян настолько, что после еле выпросил внизу номер для себя.
- Ты был в моем номере? – почти эхом отозвался Ховард, не испытывая при этом никакого удивления; он просто-напросто сухо констатировал факты, которые все же мешали связно думать, подкидывая странные мысли в голову.
- Ты сам вложил мне в руки карточку от двери – это было таким механическим движением, знаешь, будто бы ты делаешь это каждый день, - пальцы Теда шевельнулись, касаясь волос Доминика.
– Я делаю это достаточно часто, чтобы не запоминать, кто именно помогал мне упасть на кровать.
- А как же Мэтт? Он не помогает тебе делать это?
- Не твое дело, - отрезал Ховард, и вопреки словам прикрыл глаза, почувствовав касание к коже головы.
- Зачем ты покрасился? – Тед спросил это тихо, едва уловимо, и по телу Доминика пробежались мурашки, которые он чувствовал так редко, и только от касаний одного человека, который сейчас был где-то совсем рядом, в десятке километров, но при этом невообразимо далеко.
- Чтобы все спрашивали, а… - он облизал быстро губы, ощутив, как кончики пальцев коснулись кожи на затылке, мягко надавливая. – А Мэтт отвечал, что это было совместным экспериментом, или что мы передержали краску, которую, как оказалось, нужно было держать минут пять, а не тридцать…

Доминик болтал, расслабляясь, и не заметил, как Тед придвинулся ближе, замирая и продолжая свою ласку, ведя ладонью ниже, касаясь шеи – того места, где линия роста волос заканчивается и начинается участок чувствительной кожи, и только один человек знал, насколько Ховард любил подобное лет десять назад. Кажется, что эти времена позабыты, но непрекращающееся дежа вю не горчило во рту, а прикосновения не выстраивали в голове логические цепочки в пользу того, что необходимо прекратить это сию же секунду.

- Мне нравится, - сказал Тед, и дезориентированный Ховард потерся о его руку, не совсем понимая, о чем тот говорит.
- И мне тоже.
- Может быть, переместимся на пол? – горячо прошептал мужчина, а Доминик только рассмеялся в ответ.
- Думаешь, я дам тебе так сразу?
- Думаю, нам потребуется время, - Страйкер все же стянул его на пол, мягко уронив на ковер, и навис сверху, внимательно вглядываясь в глаза. – Пары минут хватит.
- Ты самодовольный мудак, - выдохнул Ховард, чувствуя, как по телу начинают скользить те самые мурашки, свидетельствующие о том, что последующее удовольствие будет не механическим и вымученным, а слепяще ярким и горячащим.
- В этом мы с тобой похожи. Ты, как никто другой, знаешь себе цену, - отчеканил Тед четко и ровно, - именно поэтому у меня изначально был шанс оказаться с тобой на одной горизонтальной поверхности.

Запрокинув голову, Доминик рассмеялся, выставляя напоказ шею, выгибаясь всем телом и демонстрируя вырез рубашки, в который Страйкер пялился, не переставая, с первой же секунды, как увидел Ховарда на пороге своего дома.

- Я не поверил своим глазам, - сказал он. – Первые несколько секунд я думал, что алкогольные пары еще не вышли, и у меня галлюцинации.
- Неужели ангелы с небес пели псалмы? – ухватив мужчину за руки, Доминик опустил их себе на живот и прикрыл глаза.
- Скорее черти в аду всполошились, потому что не было никаких шансов… - он прервался, чтобы коснуться носом шеи Ховарда, - закончить нашу встречу как-то иначе.
- Я не склонен к религиозным деноминациям, знаешь.

Покорно кивнув, Страйкер потянулся выше и накрыл губы Доминика своими – поцелуй вышел смазанным, но от этого не менее горячим; оба действовали жадно, а руки Ховарда тут же поползли по спине Теда, собирая светлую майку неопрятными складками. Действовать хотелось напористо и привычно слаженно – по одной схеме, слагающей сотни людей у его ног, но Страйкер больно ухватился за его запястья и потянул на себя, резко переворачиваясь и нависая сверху.

- И я не склонен. Но те, кто там сверху, вряд ли простят мне, если сегодня я снова упущу свой шанс.
- Твой шанс сам пришел к тебе домой, - усмехнулся Доминик, обнажая полоску идеально белых зубов.
- Именно поэтому я и собираюсь им воспользоваться, - не остался в долгу Тед, вновь целуя жадно и самодостаточно.

Опыта у обоих в подобных делах было столько, что становилось жарко от одной только мысли о быстром перепихе в гараже у дома, мысленно возвращая в далекие восьмидесятые, когда времени было полно, а места для личной жизни – напротив. Теперь же все было ровно наоборот, и Доминик порывисто вздохнул, чувствуя на своей талии ловкие пальцы, расстегивающие пуговицы на рубашке одну за другой, не церемонясь с остальной одеждой. Тед огладил по выступающим ребрам, гладкому животу и сжал бесцеремонно ткань ширинки, начиная ее неспешно расстегивать, в противовес тому нетерпению, что стояло между ними. Он смотрел прямиком в глаза, не пытаясь скрыть всего того, что отражалось на его лице, на коем было многое. Но главным оставалось то, сколько желания парило между ними прямо в воздухе, электрическими разрядами насыщая его.

- Я не привык болтать во время процесса, но… - Тед осекся, приникая ближе. – Какое положение ты предпочитаешь?
- Ты правда хочешь знать? – усмехнулся Доминик, запрокидывая голову и выставляя шею для поцелуя, который не заставил себя ждать. – Думаю, ты все решил для себя еще пару лет назад.
- Ты брал уроки у экстрасенсов? – мужчина прижался всем телом к Ховарду и тот послушно раздвинул бедра, когда рука скользнула между ними. – Я бы не советовал увлекаться, иногда это заставляет думать, что ты знаешь больше положенного.
- Я знаю больше положенного о таких, как ты, - Доминик обхватил запястье Страйкера и потащил его наверх, помешав совершить задуманное. – У которых даже в глазах отражается то, что они хотели бы сделать, будь ситуация более милосердной.
- Ситуация оказалась чрезмерно милосердной, приведя тебя ко мне домой, - губы скользнули вновь по шее, а рука вернулась туда, где ей было самое место, и никто больше не стал противиться этому прикосновению. – Или ты пришел поиграть в пинг-понг? Я знаю, вы его очень любите.
- Он у тебя есть? – спросил Ховард, лишь бы задать какой-нибудь вопрос. Голос дрогнул, когда джинсы поползли вниз, застревая на бедрах. – Честно говоря, за время тура он знатно поднадоел – все эти фанаты, и Мэтт, не любящий, когда его обыгрывают…
- Любит выигрывать? – Тед усмехнулся. – Он проигрывает мне прямо сейчас.
- Заткнись, - прошипели в ответ и прижались к губам горьковатым от сигарет поцелуем.

Теперь все было по-другому, и прикосновения перестали быть изучающими и дразнящими, перерастая в попытки раздеть друг друга. Доминик извивался, скидывая с себя тесную одежду, а Страйкер помогал ему, то и дело вжимая в ковер, упираясь ладонями ему в плечи. Он несколько секунд смотрел Ховарду в глаза, облизывал губы, а после склонялся и целовал так, как мог бы делать это с кем-то, кто не хотел его в ответ так сильно и сию секунду. Волнообразное желание то распаляло, то успокаивало, давая передышку на короткий срок, и уже через мгновение Доминик выгибал спину, зарываясь пальцами в короткие волосы мужчины, боясь опустить взгляд туда, где горячо целовали в живот, водя носом по чувствительной коже. Где сцеловывали выступившие от жары и взаимной горячки капельки пота, где держали крепко под коленями, раздвигая их еще шире, где влажная теснота в первый раз касалась возбужденного члена…

Хотелось почему-то болтать без остановки, но о чем – Доминик не знал. Он принимал ласки покорно и с радостью, толкаясь бедрами навстречу, поглаживая кожу на голове Теда кончиками пальцев, ощущая, как тот держит одной рукой его под коленкой, а второй помогает себе рукой, обхватив у основания. Гладит языком по головке, прикрыв глаза, и никоим образом не скрывает того, что наслаждается процессом. И нельзя было назвать случившееся ошибкой или необдуманным поступком – каждый из них получал небывалое удовольствие, и Ховард, стеная неприлично громко, не отдавал себе отчета в том, как сильно его возбуждала ситуация. Отдаться кому-то просто так, не раздумывая перед этим слишком долго (кому он врал) на светлом ковре в полупустом гараже, мужчине, который столько раз делал ему неприличные намеки и различными способами искал встречи. Для Доминика не было запретных тем в данном вопросе, и тяжелыми моральными установками он тоже не был удручен, посему, позволяя себе подобное, не чувствовал себя преступником. Под веками, в перерывах между яркими всполохами удовольствия, пару раз мелькнуло осуждающее лицо Беллами, но так же быстро исчезло, обратившись усмехающейся гримасой. Он не одобрил бы подобного, но вряд ли бы посмел сказать что-то против, и единственной мерой стало бы демонстративное молчание в течение пары дней.

- О чем задумался? – спросил Тед, отстранившись и приподнявшись на локтях. Он выглядел сейчас странно и одновременно по-домашнему уютно – с растрепанными волосами, покрасневшими губами и лежащим между раздвинутых ног Доминика… Да, идиллия.
- О том, как много я могу себе позволить, - почти не соврал он, ведя ладонью по собственному животу вниз, чтобы оказаться на щеке Страйкера, и тот, оценив порыв, не стал задавать лишних вопросов.

Уж кому, как не ему, было ясно, о чем конкретно думает Доминик, пока он сам был обременен женой и, может быть, даже потомством. Об этом Ховарду попросту было неизвестно.

Внезапно поняв, что с ним обращаются как с какой-то невинной принцессой, Ховард оттолкнул Страйкера от себя, и, пока тот непонимающе смотрел в ответ, прижал того к ковру, нависая сверху.

- Хотел порепетировать с нами, да? – прошептал Доминик, прижимаясь ближе, чувствуя, как веет жаром от Теда, который, кажется, готов был согласиться на что угодно, лишь бы с ним продолжали делать это. – Сразу с двумя, чтобы понять, кто из нас лучше?
- Нет, - твердо заявил тот, опуская ладони на талию Ховарда и разводя ноги шире, чтобы тот прижался еще тесней и почувствовал, что все проделанные манипуляции не прошли даром. – Если бы я позвал только тебя, меня бы вряд ли поняли.
- А позвать только меня и Мэтта – думаешь, никто не удивился? – рассмеялся Доминик, шепча последние слова в шею Страйкера, прикусывая влажную от пота кожу зубами, все же невероятно осторожничая. Кто знает, вдруг у того был повод скрывать от других людей следы своей бурной личной жизни (от самой личной жизни). Представить Страйкера верным до мозга костей не удавалось. – Написать личное сообщение, напрашиваясь на приватную встречу, в конце добавив этот идиотский смайлик… Подкупить доброжелательностью и отстраненной дружелюбностью, пока в твоей голове зрел план трахнуть меня, как какую-то девчонку в своем гараже?
- Эй, Дом… - начал Тед, но его безжалостно прервали.
- Хочешь, я устрою это? – Доминик рассмеялся. Возбуждение никуда не спешило уходить, но необходимость закончить все именно так жгла изнутри. – Мы будем втроем, и возможным станет что угодно.
- Но я…
- У тебя будет полно времени, чтобы подумать над этим – целый месяц.

Резко отстранившись, Ховард встал на ноги и с невозмутимым видом стал надевать стянутые в порыве жадной страсти джинсы. Тед так и остался сидеть на ковре в дурацкой позе, сверля взглядом Доминика.

- А если струсишь, ты знаешь, как со мной связаться.

@темы: NC-17, Госпожа Фейспалм, Слэш (яой)